Как дочь ждала с войны отца.

Когда маленькую
четырёхлетнюю Элю спрашивали, помнит ли она своего отца, она со знанием дела
утверждала, что да, конечно помнит! Его сильные руки, которые подкидывали её
высоко в небо, добрую улыбку и даже мягкий ласковый голос! Взрослые понимающе
улыбались: кроха, конечно, всё себе нафантазировала. Ведь уехал Николай
Дмитриевич Синцов, Элин папа, из дома в 1940 году, когда девочке исполнилось
всего полтора года. Отправили его на учёбу в Харьков, а с началом войны
призвали на фронт. Так что, не повидав ни жены, ни дочери, отправился он
служить в Мурманск. Приходили оттуда весточки о службе, о военном житье-бытье.
Он жадно интересовался о новостях, событиях, что происходили в родном
Истобенске. Клавдия Александровна, Элина мама, очень подробно расписывала мужу
свою и колхозную жизнь, о том, как растёт без него дочь. А сама Эля поскорее
хотела научиться писать и главное читать, чтобы лично прочесть папины письма,
которые он специально для неё писал печатными большими буквами.
«Здравствуйте Клава и Эльвира. Шлю вам по привету и желаю всего хорошего в
жизни и главное здоровья. … Пока жив, здоров. Каждый день почти на новом
месте, гоним противника, очищаем нашу землю от немецко-фашистских захватчиков и
освобождаем наши города, сёла и колхозы, а так же и население из-под неволи. 14
июля 1944 год». Это письмо было последним: через некоторое время пришла
печальная весть, что боец Н.Д. Синцов в одном из кровопролитных боёв пропал без
вести. Но ни его жена, ни дочь не согласились с таким жестоким решением войны и
продолжали ждать мужа и отца с фронта. Каждый день, поужинав, Эля требовала,
чтобы мама оставляла на печном шестке что-нибудь съестное: вот придёт папа
домой, а здесь его поджидает тёплая, приготовленная заботливыми руками,
еда.        
Однажды, когда Эля играла около дома, к ней прихрамывая подошёл мужчина в
военной шинели. Погладил девочку по пушистым кудрявым волосам и ласково сказал:
«Здравствуй, дочка!» Эля обомлела и стрелой метнулась в огород к
матери: «Папа пришёл!» Когда обе взволнованные выбежали за ворота,
там никого не оказалось. Несколько позже Клавдия Александровна поняла, что дочь
ошиблась: в конторе, что располагалась в соседнем доме, работал бухгалтером,
недавно вернувшийся с войны, житель соседней деревни. И, конечно, это он,
проходя мимо, поздоровался с малышкой.
В нынешнем году исполнилось бы Клавдии Александровне 100 лет. Висит в доме
истобянки Эльвиры Николаевны Мосуновой стенная газета, лично ею оформленная. На
листе ватмана старинные фотографии. Вот мама с папой молодые, ещё не
подозревающие о том, что скоро война. А дальше на снимках уже только Эля и
мама. Перед смертью завещала Клавдия Александровна, чтобы рядом с её
фотографией на памятнике была бы и фотография мужа, которому она была верна всю
свою жизнь. Так и случилось. Хоть и неизвестно место гибели Николая
Дмитриевича, но стоит ему памятник под высокими тополями на кладбище села
Истобенска: здесь его помнят, любят и чтут.
Есть ещё одно интересное и любопытное обстоятельство, которое вычислила Эльвира
Николаевна, составляя родословное древо своей семьи. Оказывается, из её родни
во время Великой Отечественной войны погибло пять мужчин. И по странному
стечению обстоятельств, всех их звали Николаями. 

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru