Возраст легенды

У жителя Торфяного в конце марта отгремел юбилей. Можно даже смело сказать — славный юбилей. Дело не только в возрасте — почтенному имениннику исполнилось 90 лет, но ещё и в том, как он прожил жизнь, какой след в ней оставил, каких детей воспитал…
Владимир Тимофеевич Швецов выглядит молодцом. В смысле — молодо, до сих пор озорно улыбается. Да, слух подводит, и силы уже не те, но он не сдаётся. Тем более около него — любящая семья. Приехали из Санкт-Петербурга сыновья на юбилей, пожаловал из Стрижей сын Евгений. А вот ещё один привет от родных — на стене висит коллаж из фотографий. К 90-летию деда выполнила его внучка. И много там старых фотографий, ещё времён Каринского торфопредприятия и раньше.
Между тем жизнь Владимира Тимофеевича началась в Сталинградской области, в станице Ждановке. Он был головастый, хорошо учился в школе, да жизнь его едва не перечеркнули два «но». Первое — отец и отцовы братья, донские казаки, нежданно-негаданно оказались врагами народа. Какими такими врагами стали крестьяне, не объяснялось. Мать и Владимир от греха подальше уехали из станицы в Ташкент, к родне. Там можно было жить, Ташкент и впрямь был хлебным, гостеприимным. Здесь парень успешно и школу окончил, но увы, Узбекистан вскоре стал последним приютом для его матери, слёгшей от воспаления лёгких.
Жизнь погоревать долго не дала, потому что началась война. 20-летнего Владимира Тимофеевича призывали два раза — в 1941-м и в 1942 годах. В первый раз после артиллерийского училища он вернулся домой. А второй раз призывали брата Василия, и Владимиру настоятельно рекомендовали писать заявление на фронт вместе с ним. Выходило по расчётам, что Василий должен был попасть под Сталинград. А по судьбе вышло иначе — Василий Тимофеевич служил в Красноводске (теперь Туркменбашы) и всю войну охранял там склады.
А Владимир Тимофеевич прямиком отправился под Сталинград. И пробыл там с осени 1942 года до февраля 1943-го — служил в артиллерии, был радиосвязистом, поддерживал связь, в частности с пехотой, и своими глазами видел, как бессчётно гибли люди, в первую очередь та же пехота. Его же Бог миловал, но когда уже решающая битва была выиграна, Владимир Тимофеевич слёг с сыпным тифом. Болел очень долго, лежал в госпиталях, вокруг него от тифа умирали солдатики. А его как-то миновало. Через семь месяцев он приехал, комиссованный, в родную Ждановку, с медалями «За отвагу» и «За оборону Сталинграда».
Через некоторое время вернулся к своей мечте — получить образование. В университет Средней Азии его брали охотно, в Саратовский тоже приглашали, а в Московский пришлось сдавать экзамены. Он азартно подумал — дескать, туда, куда только по аттестату берут, всегда успею. И поступил в Московский инженерно-технический институт. Три года отучился, и стало ему очень тяжко: стипендия мизерная, поддержки взять неоткуда, и всё студент Швецов впроголодь жил. Институт оставил, а поступил на вновь открывшиеся курсы эхолокации, заинтересовался очень. Однако недолго ему выпало на курсах проучиться. Считались они секретными, да и время было суровое, и как только выплыло, что парень с Дона — сын врагов народа, тут его и попросили вон.
Хорошо, подвернулся знакомый товарищ: «Давай к нам, в торфяной институт!» Талантливого молодого человека взяли сразу на третий курс, учтя его былую учёбу. Вуз был благополучно окончен, и Владимир Тимофеевич отправился на Каринское торфопредприятие на практику. А там познакомился с такой девушкой, что и второй раз на практику приехал в тот же Кирово-Чепецкий район. Пригодился молодой специалист — он же и электриком там был, а не только исполнял непосредственные обязанности. Вскоре поженились с красавицей Верой Алексеевной. А там была Котельничская машинно-тракторная станция, где пять лет семья прожила и где Владимир Тимофеевич работал главным инженером до того, как перебраться на Оричевское торфопредприятие и окончательно осесть в посёлке Торфяном. Здесь на предприятии он был и главным энергетиком, главным механиком, заместителем директора, начальником конструкторского бюро. В 1986 году потрудился в Оричах во вневедомственной охране. А в 1988-м, в 67 лет, ещё бегал почтальоном, разносил почту, когда и Вера Алексеевна помогала — и все уважали трудовую семью.
И сейчас уважают, приходили в день рождения чествовать ветерана из поселковой администрации. Хотя нет на свете уже Веры Алексеевны, но дети (Швецовы вырастили шестерых), внуки и даже правнуки об отце и деде не забывают.
Евгений Владимирович, например, ездит из Стрижей ежедневно на обеде — отца надо обиходить, хоть тот и живёт вместе с дочерью; иногда и вечером заглядывает. От такой заботы 90-летний мужчина ещё вполне бодр и весел. Да и видно: дети знают о своём отце многое, интересно им было в своё время расспрашивать его о жизни, о войне — во время рассказа и подсказать могут. И населённый пункт хором продолжат, если запамятует, и год.
Дед крякает удовлетворённо, улыбается. И выглядит так, как будто не забывал он вовсе ничего, а специально запнулся, чтобы снова услышать дружные голоса детей: вот ведь как было, папа…
………………………………
Екатерина ШЕВНИНА.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru