Та командировка Алевтине запомнилась навсегда

Алевтина Григорьевна Гостюхина влюблена в Торфяной с тех пор, как в детстве переехала сюда из Зенгино. Сначала мама с отцом и они, трое ребятишек, поселились вблизи посёлка. То место и теперь, кто помнит, именуют Третьим посёлком. Правда, от тихого, окружённого лесом местечка мало что осталось: прудик да белые разрушенные стены бывшей бани. Но Алевтина Григорьевна и сейчас бывает там вместе с друзьями. У воды они поставили лавочки и частенько приходят сюда отдыхать. 
— Мама Прасковья Михайловна и отец Григорий Иванович всё время трудились на торфопред-приятии, — вспоминает Алевтина Григорьевна. — Мы учились в десятилетке Торфяного, а добирались туда на паровозике.
Всегда утопающий летом в зелени Торфяной через много лет снова встретил Алевтину Григорьевну, уже вышедшую на заслуженный отдых, имеющую двоих взрослых сыновей, внуков. Она давно тосковала по отцовскому краю. С собой Алевтина Григорьевна привезла ещё и частичку воспоминаний об отличной от родины земле, её ещё называют зоной отчуждения — особой зоной Чернобыльской АЭС.
Со своим будущим мужем Алевтина познакомилась на базе отдыха в Вишкиле. Николай Гостюхин был студентом политехнического и приехал сюда со стройотрядом. Алевтину же послали в этот санаторий поработать поваром, она училась в Кировском кулинарном техникуме.
В Балаково Николай Тимофеевич уехал сначала один, потом с полуторагодовалым сыном прилетела к мужу и Алевтина. В промышленный город Саратовской области они перебрались по примеру друга, устроились на завод резинотехнических изделий: он -специалистом, она — кондитером в столовой. Это сейчас Алевтина Григорьевна редко печёт, а тогда, занимаясь отделкой тортов, стала опытным кулинаром, участвовала в конкурсах и получала за свои изделия награды.
Подрастали двое сынишек Алексей и Александр, когда в 1987 году Алевтина Григорьевна в бригаде из 30 человек отправилась на Чернобыльскую АЭС. «Об опасности не думалось тогда, — вспоминает она, — как будто на месяц в обычную командировку поехали». Там, на АБК-2 (административно-бытовой корпус) А.Г. Гостюхина тоже занималась своим привычным делом: готовила обеды для тех, кто ликвидировал последствия аварии. Только из окна здания видела не красоты украинской природы, а взорвавшийся атомный реактор, уже замурованный в свинцовый саркофаг. Она была свидетелем того, как бульдозерами сминали в лепёшку новенькие легковые автомобили, сталкивали их в котлован и заливали пеной.
Раз в день на автобусе впятером ездили за семь километров в Припять, туда женщины везли обеды рабочим. Этот город находится около двух километров (по прямой) от Чернобыльской АЭС, на момент аварии в нём проживало почти 49 тысяч человек. Средний возраст жителей составлял 26 лет. Ежегодно здесь рождалось более тысячи детей. Сейчас это мёртвый город. Не ускользнуло от внимания и то, что по Припяти бегали собаки, а кошек не было вовсе.
Обеденный талончик составлял один рубль 62 копейки, в него входили: мясной суп, второе тоже с мясом, выпечка, компот, сметана, молоко и непременно фрукты. Стол для ликвидаторов, по словам Алевтины Григорьевны, был витаминным, чеснок, свёклу и другие овощи повара не измельчали в салаты, а подавали их целиком, чтобы больше сохранить витаминов.
Радиация, как известно, не пахнет, о её повышенном содержании в чернобыльской атмосфере Алевтина Григорьевна вспоминала лишь тогда, когда по возвращении из грязной зоны им нужно было обязательно принять душ, а подошвы у обуви заставляли обмакивать в лоточки с йодом.
Люди работали в опасной зоне посменно: набравшие максимально допустимую дозу радиации уезжали, на их место прибывали другие. Общее количество ликвидаторов составило около 600 тысяч. В числе других А.Г. Гостюхина награждена медалью за свой подвиг.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru