Особый режим бывает не у всех

Там, где работал Егор Степанович Ябуров, люди исчезали, и как он сам говорит, это не было большой редкостью. Вот только терялись они по собственной прихоти.
Тех беглецов всегда находили…
тот год он, уже майор запаса, слышал, что в оричевских лесах заплутала пожилая женщина, как раз где-то в районе Шишкиных Спас-Талицкого сельского поселения. В этой деревне у Егора Степановича и его супруги Алевтины Степановны дача.
Он нашёл заблудившуюся случайно. Та, словно наудачу, обессилевшая, еле держась на ногах от голода, вышла к человеку (поиски продолжались 12 дней). Увидев мужчину с топором, она смогла лишь промолвить, чтоб тот не убивал её. Егор Степанович до сих пор помнит историю, как привёл в свой дом, как прямо у порога женщина попросту свалилась.
Уже несколько лет муж и жена приезжают в деревеньку с начала весны и до тех пор, пока вовсе не закончат листопадить леса. В принципе, среди природы Ябуровы прожили долгие годы, городскими же не стали, хоть и живут в Кирове. А вот семейный стаж у них солидный — скоро сорок лет вместе. «Только как снял сапоги армейские, так и женился», — сме-ётся Егор Степанович.

Такой контингент — специальный
Он из деревни Южаки Верхнекамского района, десятый из одиннадцати детей в семье, она — оричевская. Из родных Савичей Шалеговского сельсовета Алевтина уехала в юные годы — учиться на бухгалтера в Халтуринский сельхозтехникум. Преддипломную практику решили с подружками проходить в далёком таёжном Верхнекамском районе, достался им Лойнский сов-хоз. Романтики что ли захотелось, сейчас уже и забылось о том.
Но и с окончанием практики Алевтина не распростилась с тем краем, а приехала уже по распределению в Кирс (районный центр) бухгалтером. Потом было сельхозпредприятие в деревне Южаки, там и познакомилась она со своим будущим мужем.
Оба из крестьянской семьи, они и не предполагали, что станут работать со специальным контингентом, который прибывал в Верх-некамский район со всего бывшего СССР. После армии Егор окончил школу подготовки начсостава МВД и вместе с семьёй был отправлен в местечко, называемое Бадья. В этом посёлке не было ничего, кроме двух колоний строгого режима.

«Гражданин начальник!»
Егору Ябурову, офицеру, который обязан был заниматься с заключёнными исправительно-трудовой педагогикой, исполнилось на тот момент 22 года. «Впервые я увидел их в сумерках, — рассказывает Егор Степанович, — заключённых пятьдесят человек привёл дежурный». «Медведь, — обратился тогда дежурный к одному из них, — это ваш новый начальник отряда». Егор Степанович помнит, как затряслись тогда под шинелью его коленки. Как-никак, а этих рецидивистов предстояло перевоспитывать. А тот Медведь сказал потихоньку: «Вызови меня вечером, гражданин начальник». Егор посчитал, что пришёл ему конец: убьёт ведь его наверняка матёрый зэк. Медведь и правда пришёл и продемонстрировал ещё зелёному «гражданину начальнику», стукнув огромным кулачищем по столу, как надо правильно с ними обращаться.
«Если в человеке есть что-то человеческое, то он всегда человеком останется», — говорит Егор Степанович. Из Бадьи они уехали, потому что подрастал старший сын, плохо здесь было оставаться с ребёнком. Посёлок Лесной — бывший центр Вятлага — принял Ябуровых. И снова колония. Вслед за мужем туда пришла работать бухгалтером и Алевтина Степановна.
Всякое бывало за 27 лет, год шёл за полтора. Но то неприятное чувство от клацающих за спиной железных дверей, по словам Егора Степановича, так и не исчезло за всю его службу в колонии. Склацают ли они вот так же на обратном пути, думалось всё время.
У Ябуровых два сына-офицера. Один в Чите, другой — как и родители, служит в том же лесном краю. Раз в год Егор Степанович и Алевтина Степановна едут в посёлок Лесной, вот и нынче на Троицу собирались. Там похоронены их родители, там осталась частичка жизни, связанная с особым режимом.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru