Не дала умереть с голоду матушка-тайга

Постановлением Верховного Совета РСФСР № 1763/1-I от 18 октября 1991 года 30 октября официально принято считать Днём памяти жертв политических репрессий. Ежегодно в этот день у Соловецкого камня в Москве проходит траурный митинг и возложение венков. Однако события тех страшных лет до сих пор откликаются в разных уголках нашей необъятной страны…

Посёлок Юбилейный. Евгения Владимировна Горбачёва имеет официальный статус жертвы политических репрессий. В семейном архиве хранится документ — справка о реабилитации, выданная на основании Указа ПВС СССР от 28.08.1941 г. о том, что Евгения Владимировна «находилась на спецпоселении с родителями по 08.02.1956 г. по национальному признаку».
В 1941 году её бабушку Эмму Христофоровну Штауб вместе с тремя дочерьми репрессировали из города Энгельса Саратовской области в Красноярский край. Почему? За что? Уже давно не задаётся этими вопросами женщина. Но свято чтит память о своих родных, бережно храня семейные традиции, старинные фотографии и давнюю переписку. Пожелтевшие листы писем словно возвращают её в детство, когда маленькой девочкой она заслушивалась рассказами мамы, Марии Альфонсовны о том, какие испытания пришлось перенести им, обрусевшим немцам, в такой любимой, но в одночасье ставшей враждебной стране.
Будучи самой старшей из сестёр, восемнадцатилетняя Мария многое запомнила из того переезда. То, как везли их в вагонах, битком набитых людьми. Кто-то, не выдерживая долгий путь, умирал в дороге. Так и ехали: и живые и мёртвые вместе. «Немцев везут», — с ужасом перешёптывались тогда местные жители. Год жили в деревушке Локшино Ужурского района в Красноярском крае, вскоре новый переезд — на этот раз в село Туруханск, где их просто высадили на берег Енисея и оставили выживать. А они и выжили. Сначала рыли землянки, чтобы обеспечить себя хоть каким-то кровом, это уже потом появилась такая «роскошь» — деревянные бараки. А в тот самый страшный год ссылки не дала им умереть с голоду матушка-тайга.
Мама бралась за любую работу, вспоминает Евгения Владимировна. Работала матросом, выполняя тяжёлый, по сути, мужской труд. Эмма Христофоровна умудрялась не огрубеть, остаться утончённой натурой, спасаясь от грязи, грубости, стремилась она создать красоту, уют в своём доме. Вязала из рыбацких сетей шторы, занавески, вышивала.
Давно те годы канули в Лету. Словно в награду за пережитые страдания, встретила Мария хорошего парня, ставшего верным спутником на всю жизнь. Будто в шутку несколько раз водила их судьба по общему пути и разводила вновь, чтобы дать встретиться позднее. Владимир Петрович Бибин — будущий супруг Марии Альфонсовны, так же как она, жил в Красноярске, куда курсантом военного училища был эвакуирован из родной Москвы, а в 1943 году отправлен на фронт. Попал в самое пекло — на Орловско-Курскую дугу. Девятнадцатилетнему командиру боевого расчёта довелось воевать недолго — практически сразу же он получил тяжелейшее ранение в грудь, лишился одного лёгкого, после чего, собственно, и была окончена его военная карьера.
Уже после войны, оказавшись в Туруханске, встретился Владимир Петрович с Марией Альфонсовной. Прожив долгую совместную жизнь, они остались верны своей Родине, когда-то вытолкнувшей их из своих объятий.
…Спустя много лет Евгения Владимировна, сама давно ставшая и мамой, и бабушкой, рассказывает эту историю уже своим потомкам. Рассказывает для того, чтобы непростая история их семьи была примером для внуков и правнуков, не забывших, какими испытаниями досталась им сегодняшняя жизнь.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru