Трудное становление районной больницы

Поздней осенью того же 1936 года состоялась очередная сессия райсовета. В отчётном докладе предрик А.Ф. Осокин сообщил делегатам о сдаче больницы в число действующих. Его преемник С.И. Ворожцов, отчитываясь в 1939 году, говорил уже о расширении больницы до 45 коек, постройке при больнице 4-квартирного дома, кухни и прачечной. В более поздних документах сообщается об открытии в больнице хирургического, инфекционного и других отделений, о постройке отдельного здания амбулатории, о создании рентгеновского и физиотерапевтического кабинетов, о приобретении электрокардиографа и другого оборудования.
Таким образом, в силу тогдашних условий и возможностей наша районная больница строилась и оснащалась не одномоментно, а поэтапно, при разных руководителях. В памяти оричан, и прежде всего ветеранов районного здравоохранения, остались заведующие (главврачи) больницы — Николай Аполлинарьевич Смирницкий, Мария Ильинична Лыткина, Василий Андреевич Монахов, Георгий Семёнович Брызгалов, Анатолий Александрович Смирнов.
К сожалению, документов по первоначальной истории Оричевской больницы сохранилось мало. Особую ценность потому имеют немногочисленные воспоминания её бывших сотрудников. Вот что рассказывала о работе больницы в годы войны медицинская сестра Лидия Фёдоровна Савиных: «С началом войны имеющие богатый опыт врач Т.И. Комарова, фельдшер А.Б. Неволина, М.В. Казаринова и другие были мобилизованы в эвакогоспиталь. Больницу возглавила М.И. Лыткина. Она же врач всех специальностей. Фельдшер З.Н. Безденежных вела приём. Акушеркой была М.И. Целищева, она же — счетоводом и бухгалтером. Дополняли маленький коллектив несколько молоденьких медсестёр и санитарок, завхоз и сторож И.Ф. Пестов.
Взрослое население лечилось в основном от истощения, дети — от диспепсии, скарлатины, кори, дифтерии. Поступали больные с травмами, с заболеваниями кишечника. Операции делал военный хирург П.Н. Загвоздин. Он сам был очень аккуратен в работе и строго спрашивал с медперсонала.
При осмотре больных использовались градусник, шпатель, стетоскоп, несколько шприцев — вот и весь инструментарий. Не было ни лаборатории, ни рентген-кабинета. Для перевязок применяли ветхое бельё, вместо ваты — лесной белый мох. Лекарств почти не было. Аптека готовила микстуры и отвары из трав.
Много детей лечилось из блокадного Ленинграда. О них все очень заботились. Медсестёр и санитарочек дети называли мамами».
Старейшая акушерка района Мария Ивановна Целищева дополнила: «Конечно, были трудные случаи. Приходилось идти на вызов, не взирая ни на время, ни на погоду. Как-то в годы войны приехал за мной из деревни парнишка на лошади. Добираться было неблизко, а лошадь голодная, в полдороге встала, и ни взад ни вперёд. А время не ждёт. Слезла с телеги и пошла пешком.
В годы же войны, когда через Оричи шли составы с эвакуированными, доводилось принимать роды прямо в вагонах».
Очень обстоятельные воспоминания оставила потомкам врач Людмила Анисимовна Воробьёва, приехавшая в Оричи в 1952 году. «Больница, — пишет она, — была рассчитана на 75 коек. Стены в палатах и кабинетах не штукатуренные, полы не крашеные, отопление печное, воду носили из колодца». И далее о том, как благодаря спаянности работников, их стремления сделать всё возможное для улучшения условий труда, они своими силами провели благоустройство всех зданий и территории больничного комплекса.
Особое место в воспоминаниях Л.А. Воробьёвой занимают люди. Поразительно, но уже на склоне лет, давно проживая в Ленинграде, автор, похоже, не забыла ни одного из членов своего оричевского коллектива и почти о каждом из врачей, фельдшеров, акушерок, медсестёр, санитарочек, работников лаборатории, автогаража, кухни, прачечной и других подразделений больницы нашла доброе слово. Вот какими остались в её памяти некоторые из коллег последнего кадрового состава старой больницы: «Третьим главным врачом при мне был Анатолий Александрович Смирнов, хирург. Мне кажется, он быстро и незаметно влился в наш коллектив, а мы увидели в нём умного, знающего врача.
Заслуженным уважением пользовалась Алевтина Николаевна Широнина, работавшая невропатологом и психиатром. Больные у неё не из лёгких, но упорный труд и умелый подход к лечащимся, как правило, заставлял болезнь отступать.
Безотказно трудилась в единственном числе молодая лаборантка Дина Иосифовна Вылегжанина, которой приходилось брать анализы в стационаре, у амбулаторных больных, у призывников по линии райвоенкомата.
Роза Фёдоровна Мачина, хирург, — безотказный, серьёзный, знающий врач.
Евгения Николаевна Лимонова, терапевт — врач от бога. Думаю, этим всё сказано.
Раиса Ивановна Втюрина, окулист, — энергичная, быстрая, хороший специалист.
Владимир Александрович Кондратьев приехал со студенческой скамьи, стал работать хирургом. С каким упорством он осваивал хирургию, не пропускал ни одной операции, которые делал Анатолий Александрович, и быстро набирался опыта, знаний. Он стал хорошим, уважаемым хирургом.
Шофёров было много, но хорошо и надолго запомнились Миша и Иван Семенович. Они безотказно ездили с нами в самые дальние командировки.
На медсестёр и санитарочек в то время ложилась большая физическая нагрузка, но свои обязанности они выполняли безукоризненно. Хочется от души поблагодарить Лидию Фёдоровну, Елену Алексеевну, Зою Ивановну… (далее ещё перечисляется великое множество запомнившихся автору имён и фамилий) за более чем добросовестное выполнение своих обязанностей».
Первая в Оричах, деревянная больница служила людям свыше 40 лет и оставила о себе самую добрую память. Бывшие её сотрудники и теперь тепло вспоминают обширные и светлые палаты, почти идеальную чистоту всюду и везде, дружный, сплочённый, отзывчивый и работоспособный коллектив, в котором царили взаимоуважение и взаимовыручка.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru