Не зарастает в памяти война, сквозь которую прошагал ветеран

Так хотел бы Александр Николаевич Перминов пускай хоть на миг вновь очутиться в Белоруссии, увидеть её туманы, алую зарю, колыхание вереска. Жалеет, что не удалось в юбилей Победы съездить на эту землю, которая приняла на себя страшное пламя Великой Отечественной войны. Землю, с которой довелось ему, простому рядовому пехоты, гнать фашиста. Выжженные деревни, Брестская цитадель, партизанские тропы, слёзы радости на лицах местных жителей от того, что «родимые» пришли их спасти… — всё это и многое другое хранит память старого солдата, будто и нет позади долгих лет.

Дорога на войну

Всего в деревеньке Торопово Маминского сельсовета (пять километров от Адышева) было шестнадцать дворов, там и родился в 1924 году Александр Николаевич. Из каждого дома кто-нибудь отправился тогда на фронт. А вернулись лишь семеро.
С первых дней войны начали забирать мужчин. В 1942-м ушёл воевать и Саша. Дома остались сестра, отец, участник первой мировой, и мама. Оба родителя находились уже в преклонном возрасте.
— После трёхмесячного всеобуча в Дзержинске, — рассказывает Александр Николаевич, — повезли нас на Дальний Восток. Целых восемнадцать суток ехали в телячьих вагонах. Темнота была, свет зажигать не разрешалось в целях безопасности.
В Чите молодых бойцов расформировали. Сашу ждала граница с Монголией. Полтора года прослужил он на 1-й заставе. Учился стрелять, причём старался, и получалось хорошо. Знал ещё неопытный защитник Родины, что война шла нешуточная. Запомнился случай, как на соседней заставе наши пограничники задержали при переходе через Советскую Государственную границу белого генерала Семёнова. Это под его организацией была вырезана практически полностью застава, спасся тогда один повар. Семёнова судили быстро и сами.
1944 год. Путь Саши Перминова приближался к войне. Каким-то будет немец почти глаза в глаза? Представлялось, но смутно. Ждала дорога на Запад, леса Смоленщины, передовая. Первый Белорусский фронт нуждался в пополнении.

Кто тут парень крепкий?

Высадились в лесу вблизи города Вязьма. Только к вечеру, пройдя 30 километров, заняли бойцы позицию, потом до полуночи окапывались.
Однажды командир роты дал Александру и ещё одному крепкому физически солдату задание — экстренно взять «языка». В тот день накропал дождик, что было на руку нашим ребятам. Уже и гармошки губные с немецкой позиции стали им слышны (при этом воспоминании еле сдерживает слёзы ветеран). Двое немцев находились в палатке, выпивали. Борьба длилась недолго, удалось младшему сержанту и Саше скрутить одного фрица и доставить по полной форме командиру. Никакой награды не получили тогда пехотинцы, командира вскоре ранило, и все забыли о том случае. Война продолжалась.
До самой Победы прошагал Александр Перминов в составе Первого Белорусского фронта. «Стало легче, солдат берегли, — вспоминает он, — и союзники пришли на помощь». В буквальном смысле у стен самой Брестской крепости узнал он о капитуляции врага. Но только через четыре года вернулся солдат в свою деревеньку Торопово, к тому времени у его стариков уже угол дома обвалился. Ждали мать с отцом сына очень.
Ещё перед уходом на фронт Александр пообещал сам себе, что если останется жив, то непременно восстановит храм в селе. Так и сделал. Только по прошествии какого-то времени увидел он, что прострелена на подоле в двух местах его боевая шинель. Видно, промахнулся фашист, и какая-то неведомая сила хранила солдата…
Несколько лет ещё прожил Александр Николаевич в Торопово, к 1962 году с женой и детьми переехали в Адышево, сам здесь хозяин выстроил дом. В прошлом году, как раз к Дню Победы, ветерану вручили сертификат на приобретение благоустроенного жилья. И пока вдвоём с супругой Зинаидой Афанасьевной они думают, когда ехать им в новую городскую квартиру.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru