Слово о войне. Дед

Вот он, домик с покосившейся крышей, плачущими окнами, что ждёт меня там, где всё знакомо с детства и очень дорого. Родная деревня Кошово Советского района. Здесь жили близкие мне люди, научившие ценить добро и не причинять боль другим. С замиранием сердца открываю тяжёлую дверь.
…Он лежал, закрыв глаза. Она, встав на колени, положила голову к нему на подушку Он без стона и жалоб боролся с бедами и болезнями, сковавшими тело, которых для одного человека очень уж много. Она что-то шептала, стараясь утешить, хоть на мгновение снять боль.
«Дорогие, милые мои! Как вам помочь? Как облегчить вашу старость?» — говорю про себя, произнося: «Здравствуйте!» Мне кажется, что я кричу, но они не слышат, им очень трудно.
Молодость Сергея Михайловича Чистякова пришлась на время трудное и боевое. Время подвигов и потерь. Приехав в наш край с костромской земли, он сразу заслужил авторитет и доверие. У девушек — как красивый, весёлый парень. У людей постарше и стариков седобородых — как отзывчивый малый, старательный работник. Да ещё бы! Ветеринар на селе дело большое, работа почётная. А он и рад тому. Работал, старался, спешил помочь не только животным, но и людям. Кому лекарством, кому добрым словом да весёлой шуткой.
Война перевернула всё. 25 июня 1941 года его провожала на фронт жена. Он уходил, просил её беречь себя ради него, ради жизни.
Как и подобает русскому характеру, был стоек, вынослив, не жалел себя на полях сражений. Прошагал сотни вёрст и мечтал дойти до Берлина. Только пули жестоки, враг беспощаден. Тяжелораненным в голову он попал в госпиталь. Но сжалилась смерть, отступила. Он ожил, и снова в строй. Имея инвалидность второй группы, стал писарем. В такой должности и победу встретил.
Домой возвращался счастливым. Медали и орден Отечественной войны I степени золотом горели на груди. Весна. Дом, любимая работа, друзья, заждавшаяся жена. «Живой, — всхлипнув, шепнула она, — вернулся!»
И снова всё закрутилось. Он радовался жизни, тому, что остался жив. Работал, был нужен людям. Но ранение не прошло бесследно. Услышав от врачей, что со временем атрофируется вся левая половина тела, он не поверил. Были ещё силы, он не терял надежды.
А что дальше? «Сергей Михайлович, можно я буду звать вас дедом?» В ответ он плачет. Это слёзы не от слабости сердца, это слёзы души. Так уж случилось, что стороной облетел их дом аист счастья. Не было у них детей. Дед об этом сожалел: «Пришли бы сейчас, и то полегче б стало мне. А так куда я? До Кичмы не добраться, четыре километра — путь нелёгкий. Да вот и дорогой нас обделили, отрезали от жизни». Плачет.
Вот так и жил дед.

РS Давно нет в живых Сергея Михайловича. Да и деревенька та исчезла с карты. Но память о них жива в моём сердце.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru