Пережившая блокаду

27 января 1944 года ленинград салютовал 24 залпами из 324 орудий. Так праздновали День снятия блокады. Праздник со слезами на глазах… по данным историков, Во время осады города только от голода умерло около 700 тысяч человек.
Татьяне Никитичне Сидоровой в 1941 году было 18 лет. После девятого класса она устроилась на работу плановиком в одну из ленинградских организаций и десятый хотела окончить в вечерней школе. Но все надежды перечеркнула война.
В июле 1941 года ленинградцев повезли за город копать противотанковые рвы. Когда выгружались на станции под Кингисеппом, пролетавший немецкий самолет стал расстреливать людей из пулемета. Многие тогда погибли. Для Татьяны и тех, кто выжил, это стало первым боевым крещением.
– Мы думали, что нас после этого отправят домой, – вспоминает пожилая женщина, – но нет – повезли в вагонах дальше. Остановились недалеко от реки Луги. Там всем вручили лопаты. Когда работали, над нами очень часто летал молодой немецкий летчик. Он не бомбил – просто смотрел, улыбался и махал рукой. Мы даже видели рыжую прядь волос, ниспадавшую у него со лба. А другие немецкие самолеты прилетали и бомбили. Недели через три к нам подошел советский военный из зенитной батареи, что располагалась неподалеку, и обратился с просьбой прекратить работы. Действовали «зенитки», и солдаты опасались за нас. Мы решили уходить. За два дня добрались до села Красное. Там сели в электричку, где уже никто не спрашивал билеты, и доехали до города. А в Ленинграде шла массовая эвакуация населения.
Семья Сидоровых жила на окраине Ленинграда. Беременная мама, сестра и трое братьев Татьяны спасались от холода за счет запасов дров. А как спастись от голода? В то время в блокадном городе полагалось по карточке на работающего – 250 граммов хлеба в день, на иждивенцев, детей – 125 граммов. Хлеб тот выпекали из мякины и отрубей. Выручал Сидоровых иногда дядя, который служил в части у Смольного. Свой паевой табак он приносил им, а они выменивали на него хлеб. Однажды брат Тани Володя в очереди за дневной нормой хлеба вступился за мальчишку, у которого мародер отнял пайку. Хлеб он отобрал и вернул ребенку, а обозленный хулиган за это порезал защитника бритвой. Иногда с хлебом работающим выдавали шоколад. Брат решил отнести его тете с маленьким ребенком. Но их в живых уже не оказалось.
Когда маму и младших эвакуировали, Таня с Володей еще год жили в Ленинграде.
В родном городе девушка встретила и свою любовь – военного летчика. Но война разлучила их навсегда…
В один из дней 1943 года к дому, где жили брат с сестрой, подъехала открытая грузовая машина, спросили Сидоровых. К машине подскочили чужие люди и закричали: «Я Сидоров! Я Сидоров!» Машину по Ладоге, называемой дорогой жизни, прислал за детьми отец, работавший старшим полит-
руком в эвакогоспитале.
Володю, опухшего от голода, положили тогда в госпиталь. На нем пришлось разрезать валенки и пальто, чтобы снять. Татьяна стала похожа на живую тень. Через три дня поехала в Череповец, оттуда в Киров в товарном вагоне – искать маму.
Всю свою жизнь она посвятила заботе о родных, близких ей людях. Многих из них уже нет рядом. Из шести детей остались только двое, включая младшего брата Бориса. Сейчас ветеран труда, защитница блокадного Ленинграда живет с племянницей в Коршике.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 3 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru