Потерянные дети

Когда в обществе наступает социально-экономический кризис, когда теряется духовная культура, вместе с тем снижаются нравственные нормы, происходит социальная деградация. Именно тогда под удар попадает такое хрупкое государство под названием «Семья».
Наши улицы становятся красивее, благоустраиваются поселки, города. Но как трудно смириться с мыслью, что в них остается большое количество детей-сирот. Нет, у них не умерли родители (кстати, таких детей в детдомах единицы). Социальные сироты. Это когда есть родители, родственники, но они не способны воспитывать своего ребенка, потому что страдают алкоголизмом, отбывают наказание, лишены родительских прав. За них это делает государство.
Володя Ронжин приезжает часто в Спас-Талицкий детский дом, потому что он стал для молодого парня родным, здесь Владимир в лице своих педагогов, директора Людмилы Алексеевны Киселевой обрел семью.
Он был ребенком, когда однажды мама просто ушла из дома, оставив троих маленьких сыновей одних. Больше они никогда ее не видели. Мальчишек воспитали детские специальные учреждения, там взамен материнской ласки они получили и любовь, и заботу.
Володя отслужил в рядах Российской армии, устроился работать на железную дорогу. Как-то раз он спросил Людмилу Алексеевну, согласится ли она быть посаженной матерью на его свадьбе. «Сочту за честь, Вова», – ответила она.
В них разница лишь в том, что большинство мальчишек и девчонок, прибывших сюда из разных уголков Кировской области, уже испытали, что значит терпеть боль, страх, плакать оттого, что очень хочется кушать… Маленькие страдальцы, некоторые эпизоды их судеб леденят кровь.
Мужчина большую часть своей жизни скитался по тюрьмам. За годы, проведенные за решеткой, приобрел открытую форму туберкулеза. Вернулся в свой дом, где проживали жена и двое его маленьких сыновей. Озлобленный на судьбу, он всячески издевался над супругой. В итоге та, не вытерпев унижений, подалась на Украину, оставив детей в доме один на один с этим поистине извергом. Отец (если это слово вообще можно употреблять по отношению к нему) прикладывал к тельцам малышей раскаленную кочергу. А как-то по осени, решив вовсе избавиться, запер в сарае. Только через несколько дней детей обнаружили соседи, мальчишки были не только истощены, у них заплесневели волосы. Одного из братьев, который на тот момент был дошколенком, взяли в наш детский дом.
– По моему мнению, нужно ужесточать меры воздействия для людей, лишенных родительских прав, – говорит Л.А. Киселева. – Принудительно трудоустраивать их и вычитать часть заработанных денег в пользу детей. Чтобы несли ответственность и дальше.
…На сегодня в Спас-Талицком детском доме воспитывается сорок детей. Охотно, как и прежде, берут ребятишек в приемные семьи. Только с начала этого года семью обрели пятеро детей. И в этом доме, где судьба малышей ложится, пускай и временно, на плечи нянечек, медиков, воспитателей, не любят растиражированных фраз о том, что детские дома изживут сами себя. Кому как не этим взрослым людям знать, что многие их подопечные нашли здесь домашний очаг и спасение.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 6 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru