Рябинушка. Краевед. Художник. Писатель

в Оричевской районной библиотеке состоялось очередное заседание литературного клуба «Рябинушка», где собрались завсегдатаи, которые ценят душевное общение. География проживания членов клуба вышла далеко за пределы нашего района, дороги ведут к соседям в Котельнич, Пасегово и другие поселения. Каждый раз заходят новички, привлеченные интересной темой, и становятся частыми посетителями клубных мероприятий.

В этот раз афиша обещала встречу с А.В. Машкиным. Оричане знают о творческом вкладе знаменитого земляка в культуру района и области. Многие видели его фильм «Пропавший полк», выставку фотокартин. Главным делом его жизни стал поиск без вести пропавших на фронтах Великой Отечественной войны. Но мало кто знает, что Анатолий Владимирович – один из авторов 19 тома Книги Памяти Кировской области, вышедшего в 2013 году.
Как историк-архивист он собрал и представил на страницах газеты «Искра» большое количество материалов по истории поселка Стрижи, где прошли его детство и юность, о его жителях и Стрижевском силикатном заводе. Внимание многих газетные статьи привлекали занимательной детективной формой: «Легенда о стрижевском кладе», «Стрижевский «Титаник».
Не всем известно, что Анатолий Владимирович – художник-пейзажист, участник выставок в Кирове, Москве и даже за рубежом. Успех самодеятельного художника получил признание профессионалов, его избрали в 2005 году в Правление творческого союза художников России, а с 2007-го – вице-президент Кировского отделения союза художников России. Он соавтор барельефов знаменитым землякам – космонавту В.П. Савиных (Оричи) и маршалу С.Л. Соколову (Котельнич). Медаль «За вклад в культуру России» – заслуженная награда талантливому мастеру.
К литературному труду Анатолий Машкин шел закономерно через исторические очерки и газетные статьи. Сейчас в его писательском портфеле лежит большое количество рассказов, некоторые из них увидели свет на газетной полосе «Искры», другие автор читает на встречах в библиотеках, на творческих вечерах. Сюжет рассказов прост, герой взят из жизни, порой это сам автор. Часто добрый смех слушателей вызван самоиронией рассказчика. Он любит удивить читателя неожиданным финалом, добрым юмором («Младенец», «Ас»). Стрижевские слушатели всегда просят прочитать «Встречу Олепихи с Обождилихой», диалог написан на чистейшем вятском диалекте. Артистичное исполнение, богатые интонации заставляют играть каждое вятское словечко, делают его понятным и необходимым.
Большой любитель природы, лирик в живописи и фотографии обязательно придет в мир поэзии, заставит выразить самые высокие чувства поэтическим языком. Анатолий Владимирович пишет стихи давно, но на суд читателей вынес одно – «Ветеран» (альманах «Поэты золотой бревенчатой избы», Киров, 2014 год).
Это свидетельство высокой требовательности к себе, к своему творчеству. Произведение проникнуто острой болью за судьбу переживших военное лихолетье и оставшихся в одиночестве бойцов великих битв:

Время идет день за днем,
Год за годом.
Все дальше уходит война.
Гром яростных битв,
Все лишения, тревоги,
Что пережил каждый из нас!
За что нам пришлось
Пережить лихолетие?
За что, за какие грехи?
Быть может,
ответ мы найдем
В Интернете –
В этой глобальной сети?
Но сух там язык
исторических фактов.
В разведку не сходишь,
И бой лишь игра.
У внуков компьютер,
У сына машина…
Никто и не спросит:
«Ну как, дед, дела?»

Искренне желаю Анатолию Машкину творческих успехов, а клубу «Рябинушка» интересных встреч.
Т. Курагина

Я и Олимпийские игры

«В ноябре 1974 г. Монгольская Народная Республика отметила 50-летие своего провозглашения. Только в 1974 г. в Монголии были организованы международные встречи по вольной борьбе, боксу…» – из газет того времени.
Росли мы в небольшом провинциальном поселке. В послевоенное время молодежи было много. Все увлекались каким-либо видом спорта – футбол, хоккей. Проводились даже гонки на велосипедах. Хотелось и нам, подросткам, примкнуть к какому-нибудь виду, но никаких спортивных секций в то время не было.
Только что закончились Олимпийские игры в Японии. Это придало своеобразный толчок для занятий спортом. Кто-то из друзей узнал, что во дворе своего дома со всеми желающими проводит занятия по боксу один из взрослых, спортсмен-любитель. С прекрасно сложенной фигурой боксера он являлся для нас воплощением истинного спортсмена. Все свое свободное время проводил в тренировках. Поднимал гири, гантели, бил по боксерской груше. Что такое бокс, было любопытно посмотреть, таким образом мы стали ходить на занятия. Это был большой, изнурительный труд, и вскоре, разучив буквально несколько боксерских приемов, мы с друзьями перестали посещать тренировки. Посчитали себя уже «профессионалами» и то, что нам было достаточно этих занятий. Мы предпочли шлифовать свое мастерство друг с другом. На этом, казалось бы, с боксом покончено, но не тут-то было, оказалось, что все еще впереди.
Пришло время собираться в армию. Обычно до сборного пункта офицер из райвоенкомата сопровождает большую группу призывников. На этот раз я был один. Что это была за команда и куда нас потом везли, никто не говорил (военная тайна). Так я оказался в столице Монголии, в городе Улан-Баторе. В части нас, молодых солдат, обучали армейским азам. Однажды к нам в подразделение пришел один старослужащий с вопросом, кто и каким видом спорта занимался «на гражданке». Был у нас борец-вольник, но его вскоре перевели в округ. У остальных особых заслуг в спорте не было, поэтому я несмело сказал, что занимался боксом. Это было правдой с большой натяжкой, но сразу подняло мой рейтинг среди сослуживцев. Старослужащий оживился, оказалось, что он тоже боксер. Отпросив меня у нашего командира для тренировки по боксу, мы пошли к нему в подразделение. Там были боксерские перчатки и другой спортинвентарь. Стали тренироваться. Я, как мог, применял свои приемы, чем заслужил от него похвалу. Из-за того что весовые категории у нас с ним были разные (он тяжелее), то удары по мне он наносил щадящие, но иногда входил в азарт и бил очень больно. Так мы с ним боксировали в спарринге, но зачем и для чего, было неизвестно. Он говорил, что после службы в армии будет работать в милиции и к этому себя готовит.
Все у нас шло хорошо, но однажды перед какой-то важной датой наше командование задумало провести дружескую встречу по боксу с монгольскими товарищами. Столичные монголы восприняли приглашение всерьез.
Местом для встречи определили наш «Правительственный» полк. А боксеры в нашей части вы уже знаете кто.
В назначенное время к ангару-клубу, увешанному транспарантами, подъехали автобусы с монгольскими спортсменами и болельщиками. Они шли со спортивными сумками, перекинутыми через плечо. В ангаре был установлен настоящий боксерский ринг. Солдаты со всей части, кто был свободен от несения службы, расселись на скамейках. Мы переоделись, вернее, разделись до трусов. Глядя на неказистых монголов, у меня была маленькая уверенность, что смогу побить любого из них. Свист и шум в зале в нашу поддержку усиливали надежду.
Первым объявили «моего тренера». Он как «мастер спорта» выскочил на ринг и, играя мускулатурой, со свистом рассек воздух своими перчатками, как бы показывая всем, что он сейчас сделает с соперником. А мы и не сомневались. Из объявления диктора все узнали, что у него, оказывается, первый разряд по боксу. Вот это молодец, но он никогда об этом мне не рассказывал. Сейчас он уложит монгола, если не с первого удара, то со второго.
Объявляют монгола: «Чемпион Монголии, провел столько-то боев, во многих боях победил и так далее». Гонг. Они ринулись друг к другу. Я никогда не видел, чтобы боксер после удара соперника лежал на полу за рингом, пролетев между канатами. При этом ноги его остались на краю ринга. Это лежал «мой тренер»!
Настала моя очередь. Я вышел на ринг с целью отомстить за друга. Соперник на вид плотный, но так себе. Стоит, явно меня побаивается. Смотрю ему прямо в глаза, чтобы он видел, что я его не боюсь. Только глаз его не видно, одни узкие щелочки на круглом, без признаков носа, лице.
Объявляют меня. Оказывается, у меня третий разряд (!) по боксу, а я и не знал. Провел столько-то боев, почти во всех побеждал. Вот это да! Народ в зале кричит: «Давай, покажи ему». Свист, топот.
Диктор торжественно и громко объявил моего скромно стоящего монгола: «Серебряный призер Олимпийских игр в Токио…»
Как меня унесли с ринга, конечно, я не помню, но и боксом больше я не занимался никогда.
А может, зря?

А. Машкин 

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru