Нам пишут. Три войны деда Акима

1 августа исполняется 100 лет с начала первой мировой войны. в ней решались судьбы наших соотечественников, в огне войны родилась революция 1917 года.
Среди ее участников был и мой дед Аким Данилович и его отец Данила Симонович Мошкины. Прадед пропал без вести.
Аким Данилович, родился в 1893 году в деревне Юдичи (ныне с. Шалегово). 1 октября 1917 года он обвенчался с моей бабушкой Мариной Ивановной, а через неделю его уже везли в «пульмане» на войну. Он попал в Могилев в роту охраны штаба Ставки. Но бурные события октября 1917 года и подписание унизительного мирного договора в марте 1918-го изменили ход событий. Новая власть объявила о мире и распустила армию. Народ разделился. Началась кровавая бойня.
В ноябре 1918-го деда мобилизовали на Гражданскую войну. Направили в Вятку, которая к тому времени являлась прифронтовым городом. Колчаковцы из Сибири двигались на Москву, Архангельск. Здесь были сформированы два отряда по 500 человек. Один – лыжный, другой – пеший, в нем и был мой дед.
В конце января 1919 года отряд из Вятки выступил в расположение Вятско-Слободского укрепрайона под командованием Блюхера, где был дан приказ отряду двигаться на Кирс, Кай. Красноармейцы шли по бездорожью, по руслам замерзших рек. Как и большинство бойцов, Аким Данилович обморозился. В конце марта 1919 отряд выступил для освобождения захваченного белыми Кая. В результате ожесточенных боев белые были разбиты. Дед с тех мест привез поговорки: «Кай — всему свету край», «Кто в Кае не бывал, тот и горя не видал».
Мирная передышка в 20 лет, и подступила новая беда: вероломное нападение Германии. В 1941-м дед был в трудовой армии: рубил лес в Марадыково. А с 1942-го – в действующей армии Калининского фронта, в пехоте. В одном из боев он шел в контратаку, почувствовал, что в ботинке стало сыро, подумал, что заскочил в яму с водой. После боя снял ботинок, он был полон крови. Деда комиссовали. Подлечившись, он в конце 1944-го попадает во 2-ой Белорусский фронт, снова в пехоту, которая воевала на территории Польши. Всем было ясно, что победа будет за нами, немцы небольшими группами сдавались в плен с возгласами: «Гитлер капут, Сталин гут!».
Дед часто вспоминал свой последний бой… Немцы окопались на краю леса. Показались самолеты, чтобы «обработать» передний край врага. По цепи передали: «Приготовиться к атаке!». Перед боем крестились все, даже политрук. Но сброшенные бомбы пришлись на наши окопы. После второго захода самолетов дед помнит только вспышку перед собой. Ни один осколок бомбы его не задел, а вот взрывчатое вещество догорало на нем. Сгорела одежда и волосы, повредило зрение и слух. И такая обгоревшая «головешка», видимо, подавала какие-то признаки жизни, его подобрали.
Уже закончилась война, а дед все лежал в госпитале в Смоленской области как «неизвестный». Домой не было никаких известий. Постепенно к нему приходило сознание, слух. Дальше восстановилось зрение, вспомнил, как зовут, откуда. Глубокой осенью 1945 года Аким вернулся домой, работал в колхозе. Из наград имел медаль, какую моя детская память не сохранила. Она осталась обгоревшей в том окопе. Дед умер в 1963 году. Для ныне живущих нужно сохранить в сердцах, в душе имена, даты, события тех суровых лет. Это важно для всех нас, необходимо для воспитания и нравственного становления молодого поколения.
В. МОШКИН, п. Оричи

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru