Самые опасные хранились на объекте «Щучье»

На фото: 1. Начальник
Федерального управления генерал-полковник В.П. Капашин и его заместитель по
технологии и производству В.Г. Мандыч проверяют готовность центрального пункта
управления перед вводом линии уничтожения БСК в эксплуатацию. 

На фото: корпус 101-м на объекте «Щучье» в котором уничтожаются
БСК.

Имевшееся у Российской
Федерации химическое оружие было разным по степени опасности в зависимости от
токсичности воздействия отравляющего вещества (например, первые ОВ иприт,
люизит и их смеси кожно-нарывного действия были менее опасны, чем
фосфорорганические ОВ последних поколений зарин, зоман и ОВ типа ви-икс).
Химическое оружие также можно классифицировать по сложности его уничтожения.

Некоторое количество ОВ
не было снаряжено в боеприпасы и хранилось в емкостях (бочках и цистернах).
Наладить процесс их уничтожения было проще, чем те, которые находились в
снаряженном состоянии. Образно говоря — проложил трубопровод от склада до цеха
и качай отравляющее вещество в реактор нейтрализации. Хотя, безусловно,
организация и этого технологического процесса требовала огромных затрат,
специфических знаний и усилий. Ведь нужно было обеспечить сто процентную
безопасность для работников объекта, местного населения и окружающей среды.
Уничтожать химические авиабомбы, которые транспортировались в цех на
специальном автотранспорте с частичным применением ручного труда при
погрузке-разгрузке и вскрытии заливной горловины, было уже сложнее. Но и
процесс уничтожения авиабомб,  
содержавших по нескольку десятков, и даже сотен килограмм ОВ, шел
довольно быстро. Значительно больше времени и ручного труда требовалось, чтобы
подать на линию расснаряжения химические артиллерийские боеприпасы. В них
находилось небольшое количество ОВ (от 0,5 до 20 кг в зависимости от калибра),
и чтобы уничтожить одну тонну ОВ, приходилось на руках «понянчить» более тысяч
этих железных болванок. Именно болванок, снаряженных отравляющим веществом,
потому как из большинства химических боеприпасов были в самом начале извлечены
взрыватели и  уничтожены отдельно.

Металлические корпуса
химических авиабомб и снарядов, пролежавших по многу лет на складах, могли
разгерметизироваться, в них появлялись трещины. Тогда эти боеприпасы переводили
в разряд аварийных. Они уничтожались на специальных передвижных комплексах. И
только высочайший профессионализм специалистов Федерального управления по
безопасному хранению и уничтожению химического оружия (Федеральное управление),
неукоснительное соблюдение ими технологической и производственной дисциплины,
хладнокровие и мужество позволяли избегать ЧП в таких ситуациях. Поэтому
совершенно справедливо говорится, что уничтожение запасов химического оружия
является выполнением боевой задачи в мирное время.

Однако на этом сложности
в организации процесса безопасного уничтожения химического оружия не
заканчивались. Часть российских химических боеприпасов была изготовлена  по такой технологии, что извлечь из них
взрыватели было невозможно (по принципу изготовления реактивных снарядов к
известным «Катюшам» в годы Великой Отечественной войны, секрет которых фашисты
так и не узнали, хотя и захватили несколько снарядов). Такие химические
боеприпасы называются боеприпасами сложной конструкции (БСК). Хранились они на
трех объектах. С задачей по их безопасному уничтожению специалисты Федерального
управления совместно с отечественными учеными также успешно справились. Была
разработана совершенно новая уникальная, не имеющая аналогов в мире технология
уничтожения БСК, которая в декабре 2012 г. применена на объекте  «Леонидовка» в Пензенской области. Менее чем
через полгода подобная линия была введена и на объекте «Марадыковский»
Кировской области. Эксплуатация созданных линий в течение двух лет наглядно
продемонстрировала их надежность и эффективность. Уничтожение запасов БСК на этих
объектах идет по графику и полностью завершится к концу 2015 года. На третьем
из объектов хранения БСК в г. Щучье Курганской области находились головные
части ракет. По оценке специалистов они являются самыми сложными из химических
боеприпасов. Накопив опыт по уничтожению БСК, став  лучшими в мире специалистами в этом деле,
военнослужащие и гражданский персонал Федерального управления взялись и за
химические боеголовки ракет. 25 февраля 2015 г. на объекте «Щучье» Курганской
области  введена в эксплуатацию
специализированная технологическая линия в новом, построенном для этого корпусе
уничтожения БСК. Уничтожение первой боеголовки прошло штатно в 6 часов 45
минут, при этом были полностью подтверждены принципы безопасности, заложенные в
новую технологию. Традиционно, как это было при вводе в эксплуатацию всех
объектов по уничтожению химического оружия или новых корпусов, первой сменой
офицеров лично руководил начальник Федерального управления генерал-полковник
В.П. Капашин.

Расснаряжение БСК
производится в специальной камере, способной выдержать кратную нагрузку по
взрывчатому веществу. На первом этапе из боеприпаса извлекается и уничтожается
ОВ, затем происходит уничтожение взрывчатки. «Щучье», повторимся, является
последним объектом, на котором остались запасы БСК. На конец февраля 2015 г. здесь в целом
уничтожено 99,9 % ОВ, и партия БСК — последняя. Она будет полностью уничтожена
к концу 2015 года. Разработчиками  
технологии уничтожения химических боеголовок ракет являются  ОАО НПП «Химмаш-Старт» и Федеральное
управление. Группой ученых и инженеров руководил доктор технических наук,
профессор, генерал-полковник В.П. Капашин.

Без преувеличения, ввод в
эксплуатацию корпуса по уничтожению БСК в г. Щучье является огромной победой в
деле реализации федеральной целевой программы «Уничтожение запасов химического
оружия в Российской Федерации». Это была самая последняя сложная
технологическая задача, которую предстояло решить Федеральному управлению. Все
семь российских объектов построены и введены в эксплуатацию. На двух из них в
пос. Горный Саратовской области и                      г. Камбарка Удмуртской
Республики запасы химического оружия уничтожены в 2005  и 2009 
годах соответственно. Ещё на четырех объектах: «Марадыковский» Кировской
области, «Леонидовка» Пензенской области, «Почеп» Брянской области и «Щучье»
Курганской области этот процесс будет полностью завершен в конце текущего  2015 года. Обычные (не БСК) артиллерийские
химические боеприпасы останутся только на объекте «Кизнер» в Удмуртской
Республике, который был введен в эксплуатацию в декабре 2013 г. Их уничтожение
ведется по отработанным технологиям опытными специалистами, так что завершению
процесса химического разоружения в России уже ничто не может помешать. Это
вопрос времени.   Федеральное управление
блестяще справляется с поставленной руководством страны важной исторической
задачей. Жизнь последующих поколений российских граждан будет проходить в мире
без химического оружия. И во все учебники истории навсегда впишут Федеральное
управление, имя его бессменного начальника генерал-полковника В.П. Капашина и
выполненную работу, которая является одним из лучших образцов исполнения долга
в российской истории. В непростых для страны условиях переходного периода,
распада государства и кризиса в экономике в 90-х годах российскими
специалистами своевременно, безопасно и эффективно уничтожен целый вид оружия
массового поражения с использованием исключительно отечественных технологий. На
память об этом в регионах хранения и уничтожения химического оружия останутся
многочисленные объекты социальной инфраструктуры, построенные по Программе
химразоружения: 404 многоквартирных жилых дома; 22 детских общеобразовательных
учреждения (школ и детских садов); 14 больниц; 3 Дома культуры; 3 здания РОВД;
а также электроподстанции,  спортивные комплексы, бани, полигоны ТБО,
водозаборные сооружения, котельные, сети электро-, водо-, тепло- и
газоснабжения, автомобильные дороги и т. д.  Целый город, который журналисты образно
называют город «Капашин». Останутся и современные, высокотехнологичные
предприятия, которые после вывода из эксплуатации после работ с опасными
веществами и перепрофилирования послужат регионам и стране в целом еще долгое
время, предоставив работу тысячам местных жителей и  пополняя налогами местные бюджеты.

Но, прежде должны быть
выполнены работы по приведению производственных площадок и мест, где хранилось
химическое оружие в безопасное состояние. Ведь никто из здравомыслящих людей
сразу не решится войти в цех, где только что уничтожались опаснейшие ОВ. Все
оборудование, технологические линии, трубопроводы, по которым
транспортировались ОВ или в которых уничтожались, стены основного корпуса и
т.д. могут представлять потенциальную опасность. В микротрещинах, в порах и в
стыках могут оставаться мизерные количества ОВ, которые и в незначительных
концентрациях очень и очень опасны. Не следует забывать, что для смертельного
поражения человека требуется всего лишь миллиграммы такого ОВ как ОВ типа
ви-икс. Именно поэтому, необходимы работы по санации и выводу объектов из
эксплуатации. Оборудование, соприкасавшееся с ОВ, предстоит разобрать на
фрагменты и составляющие и все это дегазировать, прокалить в термических печах
и складировать на специальных полигонах. Нужно построить дополнительные цеха, в
которых будут выполняться эти работы.  В
местах, где хранилось химическое оружие, там, где это потребуется,  предстоит снять почвенный слой и засыпать
новый. Это нужно сделать незамедлительно, пока на объектах сохраняются трудовые
коллективы, укомплектованные специалистами высшей квалификации. Это и с точки
зрения обеспечения безопасности необходимо сделать как можно быстрее, дабы не
распространилось отравляющее вещество, если таковое где-то осталось.
Естественно, чистые предприятия могут сразу же перепрофилироваться и вовлекаться
в хозяйственный оборот, ведь уже имеются конкретные предложения от инвесторов
по их использованию.

В конце текущего года в
пос. Марадыковский Кировской области, пос. Леонидовка Пензенской области, г.
Почепе Брянской области и г. Щучье Курганской области состоятся
торжественные мероприятия по случаю полного завершения процесса
уничтожения  химического оружия в этих
регионах. Конечно, руководство областей, общественность и все жители должны
сказать огромное спасибо генерал-полковнику В.П. Капашину, коллективу
Федерального управления, природоохранным организациям, службе Федерального
медико-биологического агентства и всем остальным, кто организовывал  процесс уничтожения боевых ОВ, следил, чтобы
он проходил безопасно, строил и развивал социальную инфраструктуру районов
хранения и уничтожения химического оружия. 

Люди этого никогда не забудут.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 4 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru