Благовестник. Тайны открываются…

 

В рамках Сретенских образовательных чтений 
в феврале в Оричевской районной библиотеке состоялось мероприятие под названием «Моя малая святыня. Родина моя — село Пищалье». На нее собрались люди, неравнодушные к истории своей земли. С темой «Озеро Лопатинское – «Тайны открываются» выступила Надежда Викторовна Шевелева.

 

В рамках Сретенских образовательных чтений в феврале в Оричевской районной библиотеке состоялось мероприятие под названием «Моя малая святыня. Родина моя — село Пищалье». На нее собрались люди, неравнодушные к истории своей земли. С темой «Озеро Лопатинское – «Тайны открываются» выступила Надежда Викторовна Шевелева.

Началась встреча со слов настоятеля Спасского храма с. Спас-Талицы отца Николая: «Сегодня у нас уникальное мероприятие, посвященное краеведению. Мы никогда в этом направлении не работали. Порой так происходит, не мы ищем план мероприятий, Господь нас наталкивает на те или иные вещи. Наверное, так промыслом Божьим случилось, что мы встретились с этим человеком, встретились заочно. Соединились два желания, которое было в моей душе и душе Надежды Викторовны, – узнать лучше духовную историю родного края, потому что без этого у нас нет настоящего и не будет будущего». 

Кировчанка Надежда Викторовна Шевелева несколько лет назад занялась своей родословной. И вот однажды ей на глаза попался документ волостного правления. 

– Ровно год назад начала изучать Посадскую волость, метрические книги, – рассказывает она. – В протоколе заседания Посадского волостного исполнительного комитета от 14 июня 1925 г. волостного правления нашла такую запись: «Комсомольцы просят разрешения поставить спектакль в бывшем женском монастыре, расположенном близ деревни Лопата. Им отказали, аргументируя тем, что там иконостас, отдаленность от села Пищалье (3 км), и самое главное – летняя пора, идет сенокос, надо пахать-сеять». Лопата? Но ведь это недалеко от села Пищалье Оричевского района и рядом с кладбищем, на котором покоится дедушка моего мужа. 

Эти сведения заинтересовали Надежду Викторовну. Она начала ходить в библиотеку им. Герцена, посещать архивы, общаться с историками, краеведами, культурологами, ища хоть какие-то зацепочки, чтобы получить как можно больше информации об этом удивительном месте, изучала труды Вятской ученой архивной комиссии. 

– Ведь не случайно же я натолкнулась на это, – продолжает Надежда Викторовна. – Нашла много документов, доказывающих, что монастырь был и сделал много для Посадской волости и Оричевского района. Сегодня я хочу познакомить вас со своими находками.

Согласно документам, основательницами монастыря были Видякина Екатерина Ивановна (1870 г. р.) родом из д. Ваничи Котельничского уезда и Савиных Татьяна Алексеевна (1875 г р.) из д. Шадричи Посадской волости. Обе в 14 лет поступили в Яранский Знаменско-Мариинский монастырь. Жили они в одной келье, и было у них много общих разговоров, говорили о жизни, о Боге, много размышляли. Вместе приняли решение покинуть монастырь. Татьяна поехала на родину поговорить с крестьянами, те выделили им 3 десятины земли (3 га). 

Поселились сестры на берегу озера, стали расчищать территорию. На одном из деревьев прикрепили икону Спаса Нерукотворного. Молились, чтобы Господь помогал осуществить их замысел. Жили в деревне Лопата. В мае 1908 г. на пустынном месте был заложен первый дом. 2 июня дом был построен, в этот же день они в нем поселились и к ним присоединились три сестры. К зиме 1908 года построены жилые дома, столярная,  мастерская. Они сами строгали доски, делали рамы, мебель. В обители начали функционировать швейная, башмачная и чулочная мастерские. Обязанности распределяли между собой и жили на то, что сами зарабатывали. В обустройстве обители принимали участие жители Пищалья и близлежащих деревень. Крестьяне выделили им еще 8 десятин. 

Главным желанием насельниц было создание монастыря. В 1910 г. Владыка Филарет (Никольский), посетив обитель, остался доволен тем, что сотворили сестры. В то время их было уже 30. Он посоветовал открыть детский приют, затем построить при нем домовую церковь – и все это постепенно приведет к созданию общины, а потом и монастыря. 

В 1910 – 1911 г.г. Екатерина Ивановна временно жила в Вятском Преображенском женском монастыре. Стала посещать юристов и других специалистов, все для того, чтобы разузнать, как правильно и грамотно организовать работу по созданию монастыря. В 1911 г. с разрешения вятского губернатора был утвержден Устав и образовано Танинское  благотворительное общество во имя святителя и чудотворца Николая. В январе 1912 г. состоялось первое собрание членов общества. В нем состояли 30 местных жителей и 31 сестра. Председателем общества выбрана Видякина Екатерина Ивановна. В январе же направляется Прошение о создании приюта для девочек-сирот. Их было 7. Одновременно отправляют ходатайство о постройке храма. 

А 9 мая 1913 года состоялась его закладка. Проект был разработан архитектором Чарушиным Иваном Аполлоновичем. Он лично обследовал территорию и земли, определив, где должен быть храм. Закладке предшествовала торжественная всенощная в Троицкой церкви села Пищалья и крестный ход на место будущего храма и приюта для сирот, девочек 5-7 лет. К этому моменту их уже было 10 человек. Община насчитывала 35 сестер. 

Известно, что среди сирот был удивительный ребенок – Куликова Наташа. Она была очень талантлива, специально для нее открыли иконописную мастерскую. Но она рано умерла, после этого мастерскую закрыли. В 1914 г. храм был освящен, на колокольню подняли 7 колоколов. С этого момента обитель стала жить по монастырским правилам.  Сирот – 17, в основном это дети солдат, ушедших на войну. К тому времени была церковь, 6 деревянных домов, надворные постройки, скот, баня, амбар, кузница, кирпичный сарай, огород. Сестры сами делали кирпичи, необходимые им в строительстве. Инфраструктура готова. Можно получать статус общины. В декабре 1915 г. было возбуждено ходатайство на пожелавших принять пострижение в монашество крестьянок. Община славилась волшебным певчим хором. К девичьим и женским голосам присоединялись детские. Икона Покрова Пресвятой Богородицы стала покровителем монастыря. 

«Вятский епархиальный вестник» № 39  1915 г. сообщает: «Святейшим Синодом, как о том дано знать Преосвященнейшему Никандру указом от 24 августа (6 сентября по н. ст.) с/г. за № 11692, в местечке Танино Орловского уезда открыта женская община с наименованием оной Покровско-Богородицкою и с таким числом сестер, какое община в состоянии будет содержать на собственные средства». Настоятельницей единогласно выбрана Видякина Екатерина Ивановна. Она была пострижена в иноческий чин с именем Елизавета. Монастырь жил своей жизнью. У монахини Елизаветы все было строго: службы по воскресным и праздничным дням, утренние и вечерние молитвы. После утренней молитвы все расходились по своим делам. Сестры по найму работали у крестьян. В 1916 г. было 99 насельниц и 35 девочек. Строительство шло масштабное, кроме того, благоукрашался и храм.  

В феврале 1916 года начальница общины обратилась в Духовную Консисторию с ходатайством об открытии штатных единиц священника и пономаря с содержанием частично за счет казны. С приходом новых послушниц и расширением приюта Елизавета подает прошение в Духовную Консисторию о выделении 150 десятин сенокосной земли. Консистория приняла решение: «Ходатайствовать пред Управлением Земледелия и Государственных Имуществ об отводе в пользу общины испрашиваемых участков казенной земли, присовокупив, что просьба заслуживает уважения». Осенью 1917 г. в обители открылась церковно-приходская школа. 

Но вот наступил октябрь 1917 г., революция – трагедия для всех верующих. С приходом советской власти стали закрываться монастыри, монахинь разгоняли, имущество национализировали. В январе 1918 г. в Покровско-Богородицком монастыре открыта священническая штатная единица. В 1919 г. закрывается приют. Однако жизнь в монастыре продолжалась. В 1923 г. на монастырь написан донос, в котором монахиня Елизавета обвиняется в том, что не признает советскую власть. В сентябре 1924 г. вышло Постановление Губисполкома закрыть монастырь, церковь ликвидировать. Из монастыря выгнали всех. К моменту закрытия в обители было 8 двухэтажных домов. Долгое и мучительное странствие монахини Елизаветы по Вятской губернии началось с Котельнича, там она служила в разных так называемых «тихоновских» церквях. В 1926 г. здания начали интенсивно вывозить по частям сначала в д. Поздяки, затем в Оричи. 

В протоколах Посадского ВИКа 1925-1928 г.г. не раз встречается информация: о необходимости заменить три железных листа на монастырском здании; о найме сторожа; о размещении в монастырских зданиях врачебно-приемного покоя; о ликвидации предметов религиозного быта; о постройке больничного здания в деревне Поздяки из стройматериалов, перевезенных из женского монастыря и наконец, о  размещении в монастырском здании столярно-кузнечной школы под патронатом Вятского ГСНХ. 

С ноября 1924 г. по декабрь 1936 г. монахиню Елизавету арестовывали шесть раз. Во время последнего ареста при ней нашли 45 рублей, огарочек свечи и четки. Ей было предъявлено обвинение в том, что она является «реакционным фанатиком истинно-православной тайной церкви». Однако была освобождена за недоказанностью улик. В ноябре 1944 г. вновь арест. 15 марта 1945 г. судебной коллегией по уголовным делам облсуда Кировской области осуждена по ст. 58 УК РСФСР на 10 лет с конфискацией имущества. Ей было в ту пору 75 лет. 

Надежда Викторовна закончила свой рассказ словами: «Сейчас я продолжаю изучать материалы. Находятся люди, документы. Я, конечно, не отступлю. Буду продолжать начатое дело. Зачем мне это нужно? Видимо Господь меня кругами водил и привел в этот монастырь. Это нужно нам всем, потому что мы должны почитать, помнить, знать наши корни. Мы должны понимать, какое это особенное место. Когда вы приходите к озеру, появляется особенное чувство. Хочется, чтобы память об этом месте осталась. Я думаю, что мы поставим на этом месте Поклонный крест и будем благодарить судьбу, что монахини Елизавета и Татьяна когда-то основали обитель на берегу этого чудного озера». 

Отец Николай спросил Надежду Викторовну, можно ли как-то территориально определить, где был храм, дома?.. На что та ответила, что это реально. Она советовалась с архитекторами. Территория, конечно, заросла, но нужно искать. В планах весной начать поиски этих мест. 

В заключение отец Николай сказал: «Я слушал внимательно. И просто поразительная вещь – я вспоминал, как сам начал собирать информацию о нашем Спас-Талицком храме. Когда проезжаем озеро Лопату, обязательно там останавливаемся. И каждый раз задаемся вопросом, а где-то здесь был монастырь. Идея об установке Поклонного креста родилась и в моей голове. Даст Бог, установим, чтобы на этом месте помянуть тех людей, кто строил монастырь. Это очень важно. Ведь кто знает, может, дети наши, внуки придут на это место и возведут монастырь. Попадая туда, человек попадает в царствие Божие на земле. Нами организован сбор пожертвований для установления Поклонного креста. Можно принять участие в этом благом деле».

Записала Елена ШАНЦЫНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

46 − 41 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru