10 вопросов к самому себе. На них отвечает наш известный журналист Сергей Плявин

Сергей Эдгарович с «искрой» не расстается с 1998 года. читатели любят его за меткое, остроумное слово, интересные репортажи. долгое время Сергей Плявин вел рубрику «сельхозобоз». до сих пор является постоянным автором аналитической колонки «между прочим».
1. Читали бы Вы «Искру», не работая в ней?
– Я по прошествии стольких лет внутри газеты не могу судить объективно. Но в качестве ответа поделюсь своими первыми впечатлениями. Летом 1998 года, когда я первый раз в жизни приехал в Оричи с этакими «примерочными» целями, меня поразило очень необычное лицо местной «районки». Ведь рядовой читатель газету в руки берет, ориентируясь на «одежку»: на логотип, на дизайн первой полосы, на крупные заголовки. И да, «Искру» было приятно взять в руки. И поныне она отличатся от других районных изданий. Так что, читал бы, конечно.
2. Занимались бы Вы журналистикой, не получая за это зарплаты?
– Сразу, нет. Ибо писательство – есть вдохновение, а журналистика – есть труд. А труд должен оплачиваться.
3. Кого из героев Ваших давних материалов помните и почему?
– Сложно сказать. Потому что с большинством из тех, о ком писал или у кого брал интервью, я по-прежнему общаюсь или, по крайней мере, пересекаюсь по работе.
Поэтому, наверное, стоит говорить о героях публикаций не из нашего района, не местных. Очень понравилось общаться с братьями Радченко – Сергей и Николай оказались очень простыми и душевными людьми, как-то сразу перешли на «ты», за то немногое время, что мы беседовали, они успели рассказать об очень многом. Для них, как я понял, такая коммуникабельность в порядке вещей. Для меня это было в новинку.
Всегда поражал своей энергией и болением за дело начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химоружия Валерий Петрович Капашин. Никогда не забуду, когда он во время очередного приезда в Оричи ткнул в меня пальцем и сказал: «Вот этому, из «Искры», Сергей, кажется, – выпишите пропуск на объект, пусть в любое время приходит и смотрит». Хотя, в общем-то, никаких проблем с посещением объекта УХО «Марадыковский» и полка охраны и ЛПА у «Искры» и не возникало. Тем не менее было удивительно: где я, а где начальник ФУБХУХО, но ведь даже имя мое помнит.
4. Уверены ли в том, что занимаетесь сегодня журналистикой?
– Если говорить о журналистике как практике сбора, интерпретации информации о событиях, темах и тенденциях современной жизни, ее представления в различных жанрах и формах, и последующего распространения на массовую аудиторию (определение взял в Википедии) – то, конечно, да.
5. Как Вы отражали натиск сильных мира сего, которые просили о чем-то или требовали что-то?
– Хотите верьте, хотите – нет, но я не припомню случаев какого-то давления. Да, приходилось писать на острые темы, задевавшие местную власть. Но при подготовке материала всегда старался взять комментарий у соответствующего чиновника либо сразу после публикации получить ответ на критику. А вот чтобы «запрещать и не пущать» – это, наверное, не наша история.
6. Чем, на Ваш взгляд, отличаются журналисты начала этого века от журналистов второй половины 20 века?
– Я бы провел разделение на несколько частей: журналистика эпохи застоя, где творили такие «зубры» нравственной публицистики, как В. Аграновский; журналистика перестроечная, когда разрешили все и обо всех писать и говорить; журналистика 90-х – начала 2000-х, когда одна публикация могла решить исход любых выборов; и журналистика сегодняшняя, основной тренд которой – донести до читателя информацию как можно быстрее и в более жестком и сжатом виде. Темп жизни высокий, читать некогда.
7. Семья журналиста — помощь или помеха?
– Работа есть работа, семья есть семья. Для меня это разные плоскости бытия. Вот, почти стихами заговорил. Нет, никаких проблем по поводу командировок в выходные не возникает, если вопрос об этом.
8. О чем бы хотели спросить других журналистов?
– Как живется, коллеги? Как зарплаты? Как вообще с темами? Как тираж? Собственно, к этому кругу вопросов сводилось общение в рамках всяческих журналистских тусовок типа областного фестиваля СМИ «На семи холмах». Сейчас, может быть, и по-другому. Давно не бывал на такого рода мероприятиях.
9. Что для Вас важнее всего в людях, с которыми работаете?
– Доверие. Ничего больше добавлять не стану, потому что если нет доверия – нет контакта, нет контакта – материал не получится.
10. О чем никогда не сможете написать, но хотелось бы?
– Заставили задуматься. Я по своему амплуа – новостник. То есть не создаю события (хотя, бывает, что участвую в их создании, но это уже немного другая история), а следую за ними, наблюдаю воочию (если получается), беру комментарии из первых уст и так далее. Поэтому тут загадывать сложно – мало ли что в нашем районе может произойти. И будет обидно (в профессиональном смысле), если об этом «мало ли что» напишу не я.
Вот честно – жалею, что не смог взять интервью у Валентины Толкуновой: в 2003 году она была с концертом в Оричах, а у меня в тот день был экзамен в МГЭИ (получал второе высшее). В итоге приехал поздно, не успел. А так хотелось хотя бы пару вопросов задать исполнительнице хита всех времен и народов среди советских детей «Спят усталые игрушки»…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 3

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru