Заслуженный колхозник живет в Пищалье

Много лет назад прекратило свое существование сельхозпредприятие «Нива», оставив пищальцев, как на отколовшейся льдине, одних, без градообразующего предприятия. Однако все еще живы те, кто помнит колхозный быт, работу до седьмого пота.
Николай Васильевич Чапурных по праву может считаться аборигеном здешних мест. Отдаленное от центра село не только его родина, но и место, где пригодился, трудился, порой надрываясь, потому что не могла иначе его совесть. За долголетний труд в колхозе и добросовестное отношение к порученному делу получил звание «Заслуженный колхозник».
Ему рано пришлось повзрослеть: в 42-м на фронте погиб старший брат Петр, а в 45-м не стало отца, умер прямо в поле от тяжелой болезни. Это был фронтовик, прошедший две войны, – Первую мировую и Гражданскую. Поэтому, наполовину осиротев, пятнадцатилетний Коля Чапурных, имея за плечами шесть классов образования, без чьих-либо подсказок ясно осознал – теперь он за хозяина, опора матери и пятерых сестер.
Заприметив старательного паренька, в колхозе дали в его распоряжение самую лучшую лошадь. Работал в полеводстве. По-видимому, от отца, который был хорошим пимокатом, поручили Николаю в деревне Панкратенки в мастерской от сельпо шить и ремонтировать хромовые сапоги, подшивать валенки.
Но самая большая работа была в полеводстве, 20 лет бригадирствовал Николай Чапурных. Когда постепенно стала разрастаться животноводческая отрасль, одна за другой строились фермы, ему вменили в обязанность обеспечивать работу телятника.
– Каждый год строили по двору, появился даже на четыреста голов, из маленьких деревень переводили крупный рогатый скот в Пищалье, –вспоминает Николай Васильевич, – пошло укрупнение.
Его назначили бригадиром в животноводство заведовать всем комплексом. Работа начиналась рано утром, а заканчивалась порой в десять вечера. Контингент подобрался разный, в подчиненных немало было людей с прошлым, отсидевших в местах не столь отдаленных и приехавших в тихий лесной край. Тем не менее ни с кем никогда не возникало конфликтов у бригадира: за строгость, справедливость его и уважали работники.
Успевал и свой дом содержать в порядке, пятистенок был еще дедов, требовал ремонта. Часть бревен заменил, а русскую печь так вообще сам без посторонней помощи перевернул в другую сторону.
Много лет уже не держит, кроме кошки, никакой скотинки Николай Васильевич. Но по-хозяйски любит пройти, оглядеть пустующие хлева. Все содержит в чистоте и порядке. Стал намного короче огород, сил нет возделывать прежнюю площадь. Однако не бросает он яблоневый свой сад, все в селе любуются, когда зацветают яблони у Чапурных. А их порядка пятидесяти Николай Васильевич вырастил бережно из обычного семечка.
Всей своей сущностью, словно эти семечки, прирос он в родном краю, с годами стал уже сам, как яблони под тяжестью плодов, склоняться ближе к земле. А то, почему спина его почти сложилась вдвое, не скрывает Николай Васильевич: это потому, что взрослым мужиком пришлось рано стать, отметина крестьянского труда.
Татьяна ТРУХИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − = 6

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru