Соломон – мамино солнышко

НА СНИМКЕ: Ольга и Соломон Толстобровы.

Соломон – старший сын в многодетной семье Ольги и Леонида Толстобровых из Левинцев, затем идут Аня, Илья и Софья.
Не только необычным именем отличается от своих брата и сестер одиннадцатилетний Соломоша. У него одна из самых распространенных генетических аномалий – синдром Дауна.
Это вообще не болезнь, а незначительное отклонение от нормы, форма геномной патологии, когда комплект хромосом представлен лишней 47-й хромосомой вместо нормальных 46. По статистике, один из семисот новорожденных появляется на свет с синдромом Дауна. Это соотношение одинаково в разных странах, климатических зонах, социальных слоях. Оно не зависит от образа жизни родителей, состояния их здоровья, вредных привычек, питания, достатка, образования, цвета кожи, национальности.
Все об этой лишней хромосоме Ольга, мама Соломона, узнала в роддоме, когда врачи, осмотрев новорожденного и заподозрив наличие синдрома, убеждали ее оставить ребенка в доме малютки, не брать на себя обузу.
Но Оля стояла на своем, Соломон – ее сын, плод взаимной любви, долгожданный и нужный ей ребенок. И только дома, рядом с мамой и папой он может быть полноценным человеком, ведь никакие больницы и профессиональный уход не заменят тепло материнской любви. Первым делом, позвонила мужу и, рассказав ему все, добавила, что отпускает его, но сама не оставит ребенка. Не допускал такой мысли и Леонид, полностью поддержавший супругу.
Те дни в роддоме, пожалуй, были самыми тяжелыми. Звонили родственники, друзья. Справлялись о здоровье малыша и молодой мамы. Нужно было держаться. «У нас все отлично!» – отвечала Оля. А сама кипами штудировала литературу, присланную близкими друзьями из-за границы. Что же это такое – синдром Дауна? И как с этим жить дальше?..
– Он совсем обычный, – удивленно произнес Леня, разворачивая «роддомовский кулек».
– Конечно, – улыбнулась Оля, – с ручками, ножками, как у всех.
В семье, в атмосфере любви дети с синдромом Дауна развиваются значительно лучше. Ольга и Леонид решились на рождение еще одного ребенка. Так, спустя год, появилась Аня. Ребятишки росли вместе, Соломон во всем тянулся за сестренкой, даже ножками пошли чуть не в один день. А через год появился Илья. Еще через несколько лет Софочка.
– Мы воспитываем детей так, что они знают: им предстоит заботиться о Соломоне. Да уже и сейчас десятилетняя Аня и девятилетний Илья во всем помогают брату, оберегают его.
Конечно, быть матерью большого семейства нелегко. Ольга этого и не скрывает. Помогает поддержка и участие мужа, родственников. Она не одна. Трудно представить, сколько дел у многодетной мамы: прибрать, приготовить, проконтролировать уроки (между прочим, старшие дети учатся на «4» и «5»), отвести младшую дочь в садик. Но Оля умудряется еще и быть активным общественным деятелем, лидером. Возглавляет Совет молодежи в Левинцах, вместе с мужем открыла комнату взаимопомощи для нуждающихся.
Дети с синдромом Дауна не больные и не отсталые, они просто другие. За абсолютное отсутствие агрессивности их называют солнечными. Для развития такого ребенка необходимо много ласки, любви, терпения, радости его успехам, впрочем, как всем обычным детям.
Часто отказники с синдромом Дауна умирают в государственных учреждениях до того, как им исполнится один год. Вовсе не потому, что к ним там плохо относились, просто они не смогли выжить без любви.
Гузель Уланова

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru