Как мы это пережили?

Этот вопрос вот уже больше семидесяти лет задает себе Мария Алексеевна Кормщикова, пережившая фашистский плен.
Мария Алексеевна родилась в Воронежской области. В Оричи вместе с мужем переехала в далеких 50-х годах прошлого века. Здесь родилось трое ее детей, тут она трудилась и портнихой, и продавцом, не боялась никакой работы. Но всего этого могло и не быть, если бы…
Первыми яркими воспоминаниями для Марии Алексеевны являются картины из довоенного детства. Когда она вместе с братьями, сестрами бегала на Дон смотреть на проходящие мимо пароходы и катера, а потом детвора бежала в воду плескаться на огромных волнах. Однажды маленькая Маша чуть не утонула, хорошо, что соседский парнишка увидел ее и вытащил. Тогда она еще подумала, что страшнее ничего быть не может. Ох, как она тогда заблуждалась…
22 июня 1941 года изменило жизнь всей страны, не только села Дерезовка. На фронт уходили мужики, забрали и старшего брата, отец пока оставался дома. Женщин, детей и стариков отправили рыть оборонительные окопы. Маша с ровесниками оттаскивали землю ведрами, надирали дерн и обкладывали укрепления.
Все жители села в своих огородах копали огромные ямы, прятали в них сколько-нибудь ценные вещи, продукты. Правда, позже одна женщина, жившая с фашистом, рассказала врагу о захороненных припасах.
– Как-то летом 42-го начал греметь гром необычайно громкий, шел гул со всех сторон, – рассказывает Мария Алексеевна. – Мы увидели, что наши солдаты, кто на чем, переплавляются через Дон, отступают, значит, скоро придет немец.
И он пришел. Прогнал всех со своих домов. Несколько недель жители Дерезовки и близлежащих хуторов жили в ярах (оврагах), на голой земле и под открытым небом, ели то, что на земле росло, с собой ничего не успели взять. Многие мужики, кто покрепче, по приказу старосты села ушли вместе с отступающей армией. Поэтому и остались в основном бабы да дети.
Несколько недель спустя голодных, плохо одетых дерезовцев погнали в Кантимировку, где фашисты построили концентрационный лагерь для военнопленных и мирных граждан. Это были простые дощаные бараки без пола. Здесь люди спали вповалку, греясь друг о дружку. Во время сна была очередь, кому быть «грелкой»: один ложился поперек, а несколько человек прижимали к нему ноги, через некоторое время место «грелки» занимал следующий.
– Не все немцы были плохими, – вспоминает Мария Алексеевна, – мы и выжили-то, потому что был один охранник, который жалел нас и буквально закрывал глаза, когда местные жители просовывали нам пищу в щели.
В плену Мария Алексеевна пробыла больше года, но тот год был самым длинным в ее жизни, навсегда врезавшийся в память.
Наталья МИЛЕВСКАЯ

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

90 − = 87