Черемуховая метель

У каждого человека есть самый близкий уголок на земле – его Родина. Моя малая родина – д. Пугорята Татауровского сельсовета.
Там я родилась, там выросла, в школу ходила десять лет. Хотя сейчас нашу деревню можно назвать исчезающей – остались там лишь четыре хозяйства, доживают свой век старики, и зарастает она бурьяном, но в моей памяти Пугорята остались прежними: зелеными, цветущими. Жили в Пугорятах мои дедушка и бабушка, родились тут и мои родители. Может, и дальше бы так шло. Только все изменилось. Но не буду писать о том, что не сбылось, хочется рассказать больше о красоте нашей деревни. Помнится мне почему-то сегодня только хорошее о былой поре, когда сменялись в деревеньке поколение за поколением, и никто не думал куда-то уезжать. В каждом доме росло по пять, по четыре ребенка, редко двое, об одном и говорить нечего. С раннего утра до позднего вечера взрослые работали, дети им помогали, а вечером ребята спешили на улицу. И сейчас с удовольствием вспоминаю прежние наши игры: прятки, ляпы, чижа, лапту. Место для поселения наши предки выбрали красивое. Стоят Пугорята на одном из угоров, рядом – речка, лес, луга.
Издалека деревня была приметна высокими тополями, а под окном моего дома росла большая береза. Название деревни произошло от того, что дорога к ней шла в гору и была очень крутой. Трудно было подниматься. Пугала гора – отсюда и Пугорята. Рядом с нашей деревней расположены д. Тимки и бывшая д. Носки, от которой нынче осталось лишь название. Неподалеку протекает речка Лудяна, в которой раньше водились раки. А как замечательно мы ловили рыбу: заходишь на мель, поднимаешь камень – а там усачи, и прямо бери их руками! А весной, когда цвела черемуха, на перекатах ботали пескарей – они тогда шли косяком.
Весна в деревню приходила постепенно: сначала освобождались угоры, потом проявлялись проталины и в низинах, зацветали тополя. Весной мы часто собирали березовый сок, ой как он вкусен! Никаких лимонадов и пепси мы не знали, а сок пили сколько душе угодно. А еще любили положить на муравейник комок снега или травинку и вскоре с удовольствием облизывали кислое лакомство.
Все оживает после морозной зимы: птицы поют, цветы появляются. Распустится черемуха, а у нас ее целые заросли, и густой черемуховый аромат стоит над всей деревней. А чуть ветер дунул – полетел белый листопад, как будто метель закружила.
Но вот отцветает черемуха, сирень, за весной приходит лето. Работы становится невпроворот, начинается сенокос. В это время заняты все – от мала до велика. Взрослые косят, малыши разваливают скошенное, ребята постарше ворошат, загребают сено. Солнце печет – сено сушит, но только после заката начинают метать его в стога.
Деревня к вечеру оживает. Воздух наполняется ароматами: вот пахнуло парным молоком, вот ветер, прилетев с лугов, принес медовый запах. С наступлением тепла луга покрываются цветочным ковром. И какой удивительной он расцветки, пестрит, переливается в течение лета всеми цветами радуги. Любили мы спать на сеновале: кругом душистое сено, лучших условий для сна и быть не может. Но спать долго не приходится. Летом часы не считают: «Кто рано встает, тому Бог подает». Вслед за летом наступает золотая осень. Под порывами ветра срываются и летят по деревне тополиные и березовые листья. Все чаще начинает моросить дождь. В лесу пахнет грибами. В морозные дни пропархивают первые снежинки. А однажды, проснувшись утром, изумишься белизне земли, припорошенным снегом траве, деревьям, домам. И мама затопит печь. И все пойдет своим чередом: зима, весна, лето.
С годами любовь к Пугорятам не проходит. Наоборот, становится все крепче. Помнишь всех людей, живших в нашей деревне, помнишь каждый дом. И, наверное, это хорошо.
Т. ПИКОВА, с. Адышево

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

74 − 70 =