Рябинушка. «Поверь в судьбу, живи любя…»

НА СНИМКЕ: Анастасия Лялина.

В жизни бывает так, когда хочется остановиться, оглянуться, подумать. Случилось такое и у меня однажды, а думы мои были обращены к клубу «Рябинушка», к друзьям. Захотелось поразмышлять, и, кажется, что-то получилось, да не судите строго! Правда, рассказ сегодня пойдет лишь о частичке творческого наследия (осмелюсь так сказать) нашего клуба, но в будущем, надеюсь, оно продлится.

Впечатляют меня практически все произведения «рябиновцев», но некоторые вещи «на душу ложатся» сразу. С удовольствием возвращаюсь к стихам Л. Бажина. У него очень богатые образы. Иногда иду по улице ранней весной: небо ярко синее, солнце смеется взахлеб и всплывают в памяти строчки:
У зимы по утрам одышка,
Все не ладится, все не так!
Солнце – рыжий шальной мальчишка
К морде неба поднес кулак…
Мне кажется, я эту картинку вижу воочию – образы оживают наяву. Теперь яркое солнце часто представляется таким задиристым, с оранжево-желтым кулаком. Каждой клеточкой начинаешь ощущать приход весны. А еще Леонида Борисовича беспокоит состояние вятской природы, он заявляет о том, что пора прекратить вырубку леса, ведь от того, что лесной массив стремительно вырубается, страдает все живое:
На лесных островах в окруженьи делянок
Выживают на грани сейчас глухари,
И по-прежнему песней азартной и рьяной
Просят благ и щедрот у весенней зари.
Бродит между пеньков
вдруг пропавшего леса
Прилетевший на ток бородатый мошник…
Сколько было любви,
сколько спето здесь песен!
Лишь кукушки вдали захлебнувшийся крик…
Снова пилы визжат, снова падают сосны,
И трелевочник рвет неокрепший подрост…
И спокойно, обыденно… Что за вопросы?
Превращается лес в глухариный погост.
Люблю перечитывать рассказы М. Кузнецовой «Дорога бабы Кати», «День рождения», где звучит боль за простых людей, судьбы которых весьма нелегкие, но характеры их закаляются в трудностях бытия и живут в них мудрость и доброта, любовь к окружающему миру. Будь то старенькая баба Катя или 10-летняя девочка Олька. У первой героини жизнь обрывается из-за того, что жестокосердные медицинские работники не приняли ее на лечение в больницу, но она с высоты птичьего полета видит, как спешат к ней люди, хлопочут, скорбят. И, находясь ТАМ, она испытывает счастье. А маленькая добрая Олька, живя в неблагополучной семье, ухаживающая за парализованной бабушкой, недоедающая, не знает даже, когда у нее день рождения… И тут к соседке из большого города на красивой машине с папой и мамой приезжает принцесса-внучка… Не передать словами. Это надо читать.
Также перечитываю рассказы Е. Шевниной «Снежный ангел», «Красивое русское слово». В последнем речь идет о девочке, которая родилась в 30-е годы прошлого столетия. Отец ждал сына, а родилась дочь Маруся. Он всячески потворствует деревенским пацанам, а дочку порой обижает прилюдно, не замечает. Она же искренне любит его. Однажды девочка уговорила отца взять ее в лес за дровами. Нехотя посадил он Марусю в телегу. Так получилось, что в лесу она заблудилась и вышла на поляну, где все было увито змеями. От страха застыла на месте. Такую, без движений и нашел ее отец. Посадил в телегу и повез в деревню. Когда подъехали к дому деревенской лекарицы, взял ее на руки.
«А она вдруг прижалась к нему, обхватив руками его обожженную первым солнцем шею.
– Маруся, – сказал вдруг отец, дрогнув голосом, и прервался.
Он не умел приласкать.
– Дитятко ты, дитятко! – неожиданно разлепились его губы.
Ласковее, нежнее слова он найти не мог.
И Маруся ожила, заплакала. Он стал укачивать ее, словно совсем маленькую. Так они и не зашли к бабке, поехали домой. Маруся сидела у отца на коленях, он обнял ее и почти беззвучно шептал: «Дитятко ты, дитятко!».
И не было для нее слаще, не было красивее слова на свете».
Когда прочитала этот рассказ, вспомнила, как бабушка в детстве меня так же называла. И теперь, когда успокаиваю внуков, вырывается порой: «Дитятко ты мое, не плачь!» Раньше ходила с мероприятиями к ветеранам ДОКа, там В. Савиных делился, что в их округе (он из Быстряг) детей ласково звали «робятко». Вот и размышляю – в нашей местности в разговорную речь диалекты вносят, порой, такой колорит, что она сильно выделяется, по сравнению с другими. Но эти слова, мне кажется, необходимо сохранить, потому что в них столько любви и нежности.
Творчество Татьяны Зыковой открывала постепенно. Некоторым ее стихам свойственна философская подоплека, в них сразу не вникнешь, нужно перечитывать. Но когда дойдет, пробьет, то остается в сердце навсегда. Другие – очень жизненные, здесь сразу же соглашаешься со всем, что чувствует лирическая героиня. Как, например, читая это:
СТАРЫЙ ДОМ
Не от старости дом умирает —
От ненужности никому.
От калиточных завываний
И дыряво-чердачных дум.
В обесшторенных, выбитых окнах,
Словно в выколотых глазах,
Как надежда, герань засохла,
Под обшивку вселился страх.
Покосилась от ветхости крыша,
Будто шапка сползла набекрень.
И скворечник гнилой не услышит
Птиц весенних разгульную трель.
Так бессмысленен и напрасен
Молчаливый о помощи зов.
Красный угол, увы, не красен
Без намоленных образов.
От него ко кривому порогу,
Половицей скрипя, прошла.
И печною трубой, прямо к Богу,
Улетела его душа.
Это написано в 2010 году, когда наш клуб принимал участие в межрайонном поэтическом конкурсе о русской деревне. Татьяна тогда прочитала два стихотворения и заняла первое место. Одно из них, выше напечатанное, совсем недавно поэтесса дописала… Так бывает, наверное, когда болит душа. А она действительно болит, потому что нельзя не заметить, как родная деревня безвозвратно уходит из жизни. И никому до этого дела нет, разве что вот таким людям с обнаженной душой, как русские поэты.
Осенью, когда мы готовились к встрече с Н. Шевелевой, которая несколько лет восстанавливает историю женского монастыря, действовавшего в начале прошлого века на берегу Лопатинского озера, я попросила А. Лялину подобрать аккорды к православным стихам одной кировской поэтессы. А Анастасия написала свое стихотворение, да так проникновенно исполнила, что до сих пор, кажется, звучит ее чистый голос:
Блестят на солнце купола,
как золотистые колосья.
И в вышине колокола спасают
от беды и злости.
Дорога к Богу не проста,
но он детей своих прощает.
И у распятия Христа сердца и души
исцеляет.
Как много здесь хранится тайн
о человеческих страданьях.
Среди икон, в святых местах
очистишь душу и сознанье.
Смиренью церковь учит нас,
когда спешим к ее порогу.
И в добрый, и в тяжелый час
мы все равно приходим к Богу.
Мерцанье восковых свечей
и к Богородице молитва,
Уберегут от злых речей,
избавят от кровопролитья.
Поверь в судьбу, живи любя
и обрети смиренье Божье.
Лишь только с верою в себя
все в жизни станется возможным.
Оберегает Бог людей, тех,
что хранят для нас святыни.
В них вера кремния прочней,
и память с ними не остынет.
Спасибо вам за доброту,
за то, что для других живете.
И в сердце трепетно своем
любовь от Господа несете.
Всегда с удовольствием читаю стихи Анастасии и слушаю песни в ее исполнении. И не только я, но и все «рябиновцы». А недавно ее творчество смогли оценить на межрайонном детском фестивале русской песни «Татьянин день», чему мы очень рады и благодарны организаторам фестиваля, в первую очередь Н. Тереховой, еще и за возможность представить стихи двух наших замечательных Татьян: Бельской и Зыковой.
Для меня «Рябинушка» – это второй дом, где собираются близкие мне по духу люди. Конечно, с людьми творческими бывает нелегко. Но заглянет Л. Бажин, спросит о делах, подкинет идею; забежит Т. Зыкова, поддержит в любом начинании; зайдет С. Слабинская, поинтересуется планами; заедет Н. Павлюк, осветит своей лучезарной улыбкой, откликнется на мою очередную просьбу; позвонит А. Незваный из Котельнича… И опять вперед, возникают задумки, планы, которые претворяем все вместе. Звоню, тормошу с новыми стихами, чтобы подготовить очередную литературную страничку в газете «Искра». Спасибо редакции газеты за сотрудничество.
А закончить хочу стихотворением Е. Храмцовой, к творчеству которой часто обращаемся в работе клуба. Оно, как пронзительный отклик к Дню Победы, но в то же время отражает реалии нашей современной жизни:
Мы сражались за каждый метр,
Умирали за тех, кто дома
Прячет фото под старый фетр,
Улыбается так знакомо…
Пепла горького полный рот.
Говорят, мы глядим сурово.
Это страшно, когда народ
Загрызает один другого.
Неужели и тот, кто там,
За стеной из огня и дыма,
Просто верен своим мечтам,
Тоже хочет увидеть сына?
Кто тогда отправляет в бой,
Обрекая на смерть и горе?
Видно он не в ладу с собой,
Со всем миром, наверно, в ссоре.
А так хочется просто жить,
Не бояться раскатов грома…
Научиться бы всем дружить
И везде быть… – как дома.
Давайте будем стремиться быть, как дома, с людьми, с природой, с книгами, со всем окружающим миром… Дом у нас ассоциируется с гармонией и ладом. Так хочется, чтобы люди терпимей относились друг к другу и никогда не возникали войны. А любой литературный клуб – это маленькая преграда на пути к
войне. Ждем всех на «Рябинушке»!
Г. Замятина, зав. отделом обслуживания ЦРБ им. Л. Ишутиновой

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

55 − = 50

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru