Работа на тракторе — женское дело

Трудно поверить, но в 70-х годах прошлого века в Верхошижемском районе, в совхозе «Угорский», существовала женская тракторная бригада. В феврале исполнится 40 лет со дня её образования

Такой юбилей в Угоре, конечно, не пройдёт незамеченным. Но интересно, что же заставило девушек в деревне, где в то время не было недостатка в мужских руках, сесть за «баранку» трактора, ведь не военное лихолетье.

Перелистывая подшивку газет за 1977 год, мы нашли ответ на этот вопрос. Оказывается, партийными органами по всей Кировской области был дан клич: на время страды, для своевременного завершения полевых работ, привлечь на помощь девушек из молодёжных комсомольских отрядов. Когда идёт сев или уборка, механизаторы также нужны и на заготовке кормов, и на вывозке органики.

В то время в области было организовано немало женских бригад. А инициаторами движения стали зуевчане. В 1973 году девять молодых трактористок стали первыми ласточками этого движения. Начинание было подхвачено многими хозяйствами района, и в 1977-м уже около ста женщин работали на технике наравне с мужчинами.

Угорские девчата решили не отставать от сверстниц и весной 1977 года, после окончания курсов обучения вождению на тракторе и получения прав, выехали на поля совхозов: «Угорский» и «Красная звезда». Все они занимали разные должности в сельхозпредприятии, но на время сезонных работ были освобождены от них.

Давайте познакомимся с этими бесстрашными представительницами слабого пола, не побоявшимися составить конкуренцию мужчинам-трактористам. Чтобы ощутить дыхание того времени, когда почти все планы «пятилетки» выполнялись раньше срока и основной движущей силой труда была не его оплата, а идеи и энтузиазм, приведём высказывания наших героинь, размещённые на страницах «Сельского рабочего» за 1977 год.

Валентина Павловна МАКАРОВА (ТРЕГУБОВА) — бригадир женского тракторного отряда, бригадир по растениеводству:

— Поддержка семьи, помощь товарищей сделали своё дело — я поверила в себя, поверила, что могу стать трактористкой, как Паша Ангелина. Теперь я ясно вижу, что мечты о создании девичьего отряда в районе сбываются, и именно первыми застрельщиками в этом деле оказались угорцы. Я очень рада этому. Пусть будут трудности, пусть будут слёзы сначала, но главное — не сдаваться. Успех придёт! (1977 г.)

— Подумать только, 40 лет прошло! Я за руль «сороковки» села ещё в 1973 году после окончания десятилетки (в Среднеивкинской школе, где я училась в старших классах, тогда можно было сдать на права). Мне нравилось работать на Белорусе, казалось — романтика. Выполняла в основном транспортные работы: возила молоко, стройматериалы, силос, корма, навоз, ездила в район за опилом. Потом по семейным обстоятельствам пришлось расстаться с техникой, меня поставили бригадиром по растениеводству. Когда узнала о создании тракторного отряда при «Сельхозтехнике», сразу подхватила идею.

Из района нам пригнали 11 новеньких МТЗ-50 и МТЗ-52 (Белорусы). Когда увидела сверкающие на солнце свежей краской и голубизной окон трактора, сердце от радости из груди выпрыгивало. Все мы, одиннадцать девчат, были дружные, сплочённые, трудились на равных условиях и правах. В основном на работы нас посылали всех вместе. Интересно было. Теперь есть что вспомнить.

В первый год у нас не было тёплой стоянки, а, так как моя мама на ферме работала, я оставляла свой трактор у неё. Загоню его между коровьими стойлами и заглушу. Мужчины-механизаторы смеялись: «Уж твой сторож точно не проспит». Они намекали, что никакой мороз механизму не страшен, коровы обогреют. Сильная половина человечества не сразу приняла нас в свою «гильдию», нередко подшучивали. Например, краники топливные у наших тракторов перекрывали. Мы технику заведём, тронемся, а мужчины на горе стоят и глядят — далеко ли уедем. Трактора у нас, как нам казалось, возьмут и ни с того ни с сего остановятся, а мы переживаем, что случилось. Но потом уже умнее стали — перед тем, как завести Белорусы, краники эти проверяли. Вообще-то мужчины нам помогали — от своих тракторов запчасти открутят, но наши исправят. (2017 год.)

Алевтина Николаевна КЛЕВЦОВА — комсорг женской бригады, агроном отделения:

— Бывает обидно, когда видишь, что сроки полевых работ уходят, а дел ещё невпроворот. И чаще такое случается из-за нехватки механизаторских кадров или из-за их недисциплинированности. Вот почему считаю, что создание женского механизированного отряда — дело очень своевременное и нужное. (1977 г.)

— Инициатива по созданию отряда исходила от райкома партии. В Угоре нас откликнулось 14 комсомолок. Учили прямо в деревне. Преподавали специалисты «Сельхозтехники»: В.Г. Лазарев, Ю.В. Смородин, Н.И. Пантюхин, главный инженер А.И. Новосёлов, механик И.В. Русских и наши механизаторы. Когда приступили к работе, нас посылали вывозить на поля навоз от угорских и сырдинских ферм, на второй год силосовали, трудились на посевной. Молодые были, ничего не боялись.

Мастером-наладчиком у нас работал А.П. Сумачев. Если вдруг поломка какая-то случалась, чуть не до слёз расстраивались, подгоняли его, чтобы быстрее делал. Выехать скорее из гаража вместе со всеми хотели. Уходили из дома в 7 утра, а приходили в 22 — 23 вечера. Трактора каждый день мыли.

Некоторые из нас уже были замужем, и, конечно, не всем супругам нравилась такая занятость жён. Но многим мужья и на помощь приходили, особенно в ремонте. Трактора ломались редко — ведь новые, но случалось, что колесо проколем. Самим не заменить — тяжело очень. А однажды у моего Белоруса поддон навозом проломило. Много что с нами происходило по неопытности.

Один раз мы на 11 тракторах возвращались в распутицу из Сырды в Угор, а самая младшая из нас — Люба Пантелеева — ехала впереди. Вдруг она резко остановилась. Пришлось тормозить и всей колонне. Через минуту сдала назад, потом снова вперёд, а затем обратно, и так раз пять. Мы выполняли выкрутасы следом за ней и были в недоумении, что там приключилось.

Наш бригадир, Валя Трегубова, сестра Любы, которая ехала позади всех, оставила свой трактор и пошла к ней, чтобы узнать, что произошло. Как потом рассказала сама Люба, она издали заметила милицейскую легковушку, идущую навстречу колонне, а прав с собой у неё не было. Чтобы не попасться стражам порядка, решила найти спасение в большой двадцатиметровой луже, которую только что преодолела на своём Белорусе. Она,  не мешкая, затормозила и съехала назад, обратно в воду, рассудив, что, если даже милиционеры выйдут из своей машины, до неё они не смогут добраться — в жидкую грязь не полезут же. Так и вышло, но, как только Люба начинала выезжать, мужчины тут же останавливались и выходили из машины. Люба, спохватившись, снова ныряла колёсами трактора в спасительную жижу. Этот спектакль длился до той поры, покуда Валя, у которой документы всегда были с собой, не подошла к милиционерам (они оказались молодыми мужчинами) и не спросила: «Парни, долго мы ещё кататься будем?». Ответ был неожиданным. «Да мы с ней познакомиться хотим», — сказали они, указывая на Любу, которая из трактора так и не вышла. Не растерявшись, бригадир, выдала ответ: «Так у неё жених есть и скоро свадьба будет». Что и было сущей правдой.

С каждой из нас случались разные истории. Меня однажды отпустили на своём Белорусе за сеном, а добираться до луга нужно было по разбитым дорогам. Мама моя в кабину садиться не стала, а поехала в телеге. На одном участке трактор сильно накренился, и прицеп тоже качнуло. Моя родительница в ужасе с него спрыгнула, потом сказала, что лучше пешком двадцать километров обратной дороги пройдёт, чем со мной поедет.

Всего труднее было в нашей работе справиться не с тракторами, а с дорогами.  Они тогда были практически не проездными. В д. Тютюково работала сепараторная, и нас (один трактор гружёный, другой — сопровождающий) посылали в Верхошижемье на маслозавод отвозить фляги со сливками. На пути была крутая Ленивая гора, которую не раз приходилось штурмовать. И вот я почти уже заехала на неё. До верха оставалось совсем чуть-чуть, и меня, гружёную, понесло обратно. В голове одна мысль — не о том, что со мной будет, а как там сливки во флягах, что предпринять, чтобы они не вылетели. Но всё обошлось. Потом напарница Валентина Трегубова вытянула мой трактор на буксире в эту гору.

Был ещё такой случай. Мы возили зелёную массу с поля, а чтобы больше её вошло в телеги, на них, вооружившись вилами, стояли мужчины — наши шефы с завода XX партсъезда — и утаптывали зелёнку. У одной из нас телегу тряхнуло так, что напарник скатился с неё вместе с орудием и, поняв, что девушка-трактористка не заметила его исчезновения, побежал в след останавливать её. Поравнявшись с кабиной, стал стучать вилами по капоту, кричать. А внутри, в Белорусе, так всё гремело, барабанило, что девушка не сразу расслышала посторонние шумы. Увидев напарника, закричала с праведным гневом: «Ты чего тут делаешь? Топтать должен!». Хоть стой — хоть падай! Много всяких историй было, и, когда мы собираемся вместе, всё это вспоминается с таким теплом и ностальгией.

В советское время всё было спланировано не только на месяцы, но и на годы вперёд, поэтому мы представляли себе, какие работы и где будем выполнять в ближайшие сроки, для какой цели, что очень помогало. Не было спонтанности, непродуманности, вносящих в дело сумятицу и разлад.

Потом, когда бригада распалась, очень жалели. Нам не хватало этой атмосферы единения, совместного труда. Тогда ведь воспитание, отношение к делу были совсем  другими. Работе мы отдавали всю душу, как-то не задумывались, что дома — дети и им нужно внимание, они оставались с бабушками. (2017 г.)

Лидия Леонидовна НОВОКШОНОВА, бухгалтер совхоза.

— Василий, мой муж, работает трактористом, в семье двое маленьких детей, но я думаю попробовать свои силы. Может быть, и из меня выйдет трактористка. Правда, он уже обучал меня езде на тракторе, но я теряюсь: надо и направо, и налево смотреть, и на приборы — ничего не получается. Иной раз и сомневаюсь, но всё равно поучиться надо. Вдруг пересилю свою робость. (1977 год).

— Очень хотела работать с подругами, они пошли, и мне надо. Но техники на всех не хватало. В бригаду влилась в 1978 году, когда освободилось место. Я в те времена килограммов 40 — 45 весила, но с Белорусом справлялась. Мой муж работал бригадиром тракторной бригады совхоза и помогал нам. Всё сделает, что ни попросишь. Мужчины к нам хорошо относились, но случая пошутить не упускали. Однажды завернули мне в кабину выхлопную трубу. Я начну заводить — дым, дышать нечем, ничего не пойму! Побежала к Василию, он быстро причину нашёл. Бывало и с телегами перевёртывались, но, чтобы кто-то пострадал серьёзно, такого не случалось. Весело было. Нам всем нравилось работать в бригаде. (2017 г.)

Алевтина Васильевна НОВОКШОНОВА, бухгалтер исполкома сельсовета:

— У меня двое детей, оба дошкольники, учусь заочно в Халтуринском техникуме. Но когда повели разговор о создании женского отряда механизаторов, рассказали об условиях работы, оплате, то решила, что всё же смогу, хотя и будет нелегко трудиться. Посоветовалась с мужем, он мою идею поддержал.

Как мы выяснили, Алевтине Васильевне одновременно с работой в тракторной бригаде приходилось выполнять и непосредственные свои обязанности — заниматься бухгалтерией исполкома сельсовета. (1977 г.)

— Все подружки пошли, а я как отстану. Все два года отработала. Самое первое приключение случилось в день сдачи экзаменов на права. Меня попросили съездить за директорским шофёром. Трактор я завела самостоятельно, поехала благополучно. Как такое могло случиться, до сих пор не пойму.  Но  на  пути мне  помешал радиостолб. Сшибла я его. Испугалась, позвонила монтёрам в Среднеивкино, призналась во всём, но обошлось. И экзамен в тот день я сдала.

О верхошижемском бездорожье можно целую повесть написать. Колеи да ухабы много нам крови попортили и в прямом, и переносном смысле. В Верхошижемье мы обычно ездили с сопровождающим трактором. В тот раз отправились в райпо за товаром. Двинулись по направлению на Желтые, а, когда добрались до этого села, у моей напарницы оказалась голова поранена — до того на кочках трясло да подбрасывало. Пришлось обратиться в медпункт. Там ей оказали помощь, и мы поехали дальше. В этот же рейс на обратном пути ещё приключение случилось. Сопровождающий трактор забуксовал, а мы уже на 1,5 км от Желтых отъехали, пришлось мне с грузом возвращаться в село за подмогой.

Как-то больного в Среднеивкино повезла. От Лобанов спустилась, а там такие колеи, аж жуть! Смотрю, в этом месте три грузовые машины застряли, поняла, что не проеду. Шофёры остановили, мол, вытащи, а у меня опыта нет, отказала им. Они в ответ: «И сама ведь тоже тут застрянешь». Пришлось одного мужчину пустить за руль, он и вытащил друзей по несчастью, а мы с больным уже потом проехали по освобождённому пути. (2017 г.)

О приключениях на дорогах, которые являли собой скорее месиво, чем земную твердь, рассказала и Людмила Ивановна КАЛИНИНА, бухгалтер совхоза:

— Я пришла в бригаду во второй сезон. Много что вспоминается. Бывало, когда забуксуем, друг друга вытаскиваем. Однажды мы ездили в Фадинцы. И по дороге в одном месте сначала первая трактористка забуксовала, другая решила боком объехать и тоже села, третья рискнула обойти с другой стороны, и она застряла. На наше счастье, Саша Караваев ехал навстречу и всех нас повытаскивал.

Был случай и по дороге в Сизые. Там, в Заделье, нужно было в гору подниматься. Я никак преодолеть её не могла. Только доеду до макушки, трактор глохнет, и скатывается обратно. Три раза пыталась, но всё на одном и том же месте останавливалась. Потом уж решила больше ни судьбу, ни технику не испытывать. Пришлось объезжать эту гору. (2017 г.)

Любовь Павловна ЦЕЛИЩЕВА (ПАНТЕЛЕЕВА), киномеханик:

— Мне очень хочется стать трактористкой. Может быть, потому, что отец Павел Яковлевич, всё работает на гусеничных тракторах. Потом старшая сестра Валя (Трегубова) стала трудиться на Т-40. С восхищением смотрю, как у неё ловко получается с трактором обращаться, легко. Мечтаю о том, что и у меня не хуже будет выходить. Некоторые говорят, что не женское это дело. А ведь сколько раньше было женщин-трактористок! А теперь их разве мало, да и техника другая пошла, труд облегчён. (1977 г.)

— Со мной постоянно происходили какие-то приключения, а тяте приходилось «расхлёбывать». Тятя — папой (по-новому) запрещал нам себя называть, говорил: «Я был тятей — тятей и помру, а то придумали папка. Короста я вам, что ли?». Так вот, учили меня ездить на стареньком Белорусе, весной это было. В одно из занятий наставник отправил меня на дорогу тренироваться в вождении. Одну. Наказал только: «Едь по колее».  Сам ушёл в гараж, где и мой тятя был. А тогда уже смеркаться стало. Я поехала, почувствовала себя настоящей трактористкой, порадовалась, что получается. И вдруг недалеко от фермы техника моя провалилась. У меня паника. Я выскочила на снег, а скорость выключить не подумала. Смотрю: трактор не едет, а колеса крутятся, но не понимаю почему. Думаю, по инерции, наверное. Взяла, да и рукой колесо попробовала остановить, меня отдёрнуло. Ещё не разобралась. Стояла, дожидала, что оно само успокоится, но бесполезно, только потом догадалась, что трактор надо заглушить. Побежала к тяте, а он всполошился: «Ну, где у тебя трактор?» А я ему: «Куда-то провалился». Пришлось ему заводить свой дизель и вытаскивать меня. Но нет худа без добра: в том месте, где трактор просел, обнаружилась утечка в водопроводе, которую долго под снегом найти не могли.

В другой раз приехала наша бригада к фермам органику отвозить. Все нормально выезжали, а я на тракторе в навоз вбухалась. Побежала сразу домой: «Тять, трос надо длинный, меня достать». Он нашёл 30-метровый и опять вытянул мою технику.

Был и такой случай. Едем мы колонной из Сырды по лесу, а Гена Целищев (впоследствии он стал мужем Любови Павловны — прим. редакции) вёз моего тятю в Угор на обед. Раньше на посевной и уборке в поле трактора оставляли. Он — впереди нас, мы — сразу за ним. И задумал Гена над нами подшутить (признался мне, когда уж мы поженились). Говорит тяте: «Давай этих дурочек проучим!» И стал «играть»: то быстро поедет, то резко остановится. А мы, чтобы не влепиться друг в друга, — в одну сторону, в другую, и так выехали на дамбу. Натерпелись от него. Но потом Гена сам испугался, видно понял, что так шутить опасно. (2017 г.)

За время существования тракторной бригады коллектив её оставался почти неизменным. Кроме тех женщин, с которыми нам удалось поговорить, в ней работали В.А. Сумачева, Л.В. Гребенева (Владимирова), Н.П. Головёнкина, Л.Ю. Микрюкова (Ардышева), С.В. Замятина, А.П. Рассохина. Девичий отряд показал себя с самой положительной стороны. В.К. Меркушев в «районке» писал о них: «Первый показатель, по которому девушки побили сильный пол, — содержание техники в чистоте. Второй — выработка. В мае они почти ежедневно делали по две нормы».

Цифры говорили сами за себя, но по экономическим подсчётам бригада оказалась нерентабельной, так как техника в зимнее время простаивала. Просуществовала она всего два года, но сколько ярких воспоминаний оставила тем, кто участвовал в этом благом начинании!

Светлана ШУШКАНОВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

7 + 3 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru