Обитель. Здесь помогают не оказаться вновь на краю бездны

НА СНИМКЕ: Дана готовит для артельщиков обед.

Многим из этих людей некуда возвращаться. Для них привычнее и понятнее такая действительность жизни – выпил, украл, тюрьма. Оказавшись на свободе, они не знают, как дальше жить, тем более, когда отвернулись близкие люди…

«Православную общину» в деревне Пунгино Верхошижемского района кто-то называет артелью, некоторые – бомжами. Количество обитателей время от времени варьируется. Не все могут выдержать внутренний распорядок, вновь тянет на «вольные хлеба».
Артельщики не любят рассказывать друг другу о своем прошлом, только догадываются, что за плечами у каждого из них.

НА СНИМКЕ: нередко в общину приходит поинтересоваться делами глава поселения А.С. Евлюхин (слева). Справа Ю.Ф. Кислухин.

Флегонтыч
Первый раз в артель мы приехали в апреле. Все были на работе, только на первом этаже деревянного здания, где и расположилась артель, два кочегара, которые следят за котлом. Николай – профессиональный вальщик леса. Будучи за рулем грузовика, совершил ДТП, в котором погибли несколько человек. С этого момента жизнь круто пошла под откос.
На кухне готовила обед миловидная Дана. Она из Кировской области (кстати, в артели люди со всей страны), у Даны полностью сгорел дом со всем имуществом.
Руководит артелью Юрий Флегонтович Кислухин. Ровесники и люди постарше уважительно величают его «Флегонтыч». Человек, узнавший ад на земле. Сейчас сам удивляется, как сумел пройти огонь, воду, медные трубы и остаться в живых. Он как никто иной знает, что значит не зарекаться от сумы и тюрьмы. В его пятьдесят с небольшим лет было и первое и второе. В прошлом предприниматель, ставший впоследствии лицом без определенного места жительства, который прошел пешком практически всю Россию. Сам придумал себе такое испытание. Однажды с сотоварищами, такими же, как он сам, чуть не замерз в Сибири. Подобрали и спасли староверы.
– В общине порядки строгие, а иначе нельзя, – говорит Юрий, – употреблять спиртное категорически запрещено, кто не согласен – прощаемся без сожаления. Не любим тунеядцев, их сразу видно, это нахлебники.
Он чем-то напоминает классного руководителя, ведущего работу с трудными подростками, хотя некоторые «подростки» уже пенсионеры. Не скрывает, что у него есть специальный журнал, своего рода, досье на каждого члена общины. Также Юрий Фелгонтович держит связь с родителями артельщиков, те звонят, интересуются, как идут дела.

НА СНИМКЕ: у каждого своя печальная история.

Бомжовской синдром
Община существует три года. Как рассказали в местной администрации, с артельщиками проблем не возникает. Часть людей работает в деревенской котельной кочегарами, большинство – в пилоцехе. Есть среди мужчин как верующие, так и атеисты, но участвуют все без исключения в восстановлении пунгинского храма.
Примерно через месяц, снова оказавшись в тех краях, мы заглянули в Пунгино. Юрий Флегонтович был на месте и не отказался встретиться с журналистами.
Поинтересовавшись делами текущими, узнали, что жизнь в артели идет стабильно. Правда, количественный состав изменился, к этому здесь привыкли, Флегонтович даже знает, кто из мужчин способен податься в бега. Он называет это явление «бомжевским синдромом». На этот раз синдромом обдало Николая, кочегара, с которым мы встречались в прошлый наш визит. Мужчина запил и никак не хотел с этим состоянием прощаться, скандалил, из артели пришлось его исключить.
Было время обеда, и мужчины подтягивались к столовой. Кстати, питание трехразовое, после ужина, кто хочет, может прийти на кухню и поесть.
Остаюсь насовсем
Можно понять, что никто из мужчин не горел особым желанием откровенничать, тем более с журналистами. Однако, возможно, от недостатка внимания или жизни, складывающейся в определенном режиме, все-таки о себе немного рассказали.
Алексей из Хабаровского края. Он очень спокойный, можно сказать, здесь самый интеллигентный. Когда вышел из тюрьмы, оказалось, что возвращаться-то ему некуда – жена замужем за другим, и ему места в квартире нет. Помыкавшись по свету и очутившись впоследствии в Пунгино, он сказал Юрию Флегонтовичу, что останется здесь насовсем.
Гоша, по прозвищу Хороший, добродушный усач. Он из Кировской области, в общине уже три года. Юрий был знаком с ним и раньше, подобрал случайно, тот замерзал на остановке общественного транспорта. «Если бы не забрал я его тогда, пропал бы он давно», – говорит Флегонтович. Кстати, Гоша станочник деревообработки 4-го разряда.
Сергей («Зингер») еще молодой парень. За его плечами в общей сложности 15 лет лагерей. Всякий раз попадал на зону за угон автомобилей. Промышлять такого рода бизнесом начал, как сам говорит, с 16 лет. А кличку такую заслужил, потому что профессиональный портной.
Юрий из Салехарда в артели вместе с товарищем. С ним они возвращались после заключения в родные края, да так опьянели от свободы, что задержались на Вятке да и остались в деревне Пунгино. У Юрия, хоть и руки все в наколках, добродушный взгляд, общается просто, смущаясь своего прошлого. У него и профессия одна из самых мирных – он тракторист. А сидел 10 лет за убийство, защитил женщину от пьяного хулигана.
…Вот такие истории удалось узнать про обитателей небольшой артели, приютившейся в лесном краю. В планах, как рассказал Юрий Флегонтович, построить свинарник, баню отремонтировать, хотя и сейчас без работы никто из мужчин не болтается. И как бы подводя итог нашей встрече, Юрий Флегонтович сказал: «Я только с общиной понял, что это мое предназначение, судьба, пусть я смогу спасти хотя бы двоих человек, значит, все было не зря».
Татьяна ТРУХИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 14 = 19

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru