Один день социального работника

Сколько нужно иметь душевного тепла, сочувствия и сострадания, чтобы трудиться социальным работником? На такой вопрос точно не ответят даже сами представители этой профессии. Но то, что без отзывчивого сердца в данной службе трудиться невозможно, мы убедились, проведя один рабочий день вместе с соцработником Верхошижемского центра социальной помощи семье и детям Натальей Сергеевной Дрягиной.

Всего на её обслуживании находится 8 человек пожилого возраста, и каждого из них она должна навестить три раза в неделю. В этот день она запланировала посетить четверых.

В 8 часов утра Наталья уже была у первого своего подопечного — Бориса Степановича Зайцева, с которым она работает около двух лет. Живёт он вместе с супругой Надеждой Алексеевной. Обоим уже по 78 лет. Передав пожилым людям сумку с продуктами и переговорив с ними, соцработник занялась приборкой. Помыла пол, выхлопала половики, заполнила журнал, взяла заявку на следующий день.  Супруги поделились с ней своими новостями, радостями и проблемами, ответили и на мои вопросы. О своей помощнице они сказали так: «Золото, а не работник. Настоящий человек. Всегда придёт вовремя. Сделает всё, что ни попросишь: и «коммунальные» заплатит, и лекарство принесёт, и продукты. Зимой дорожки разгребёт. Всё делает тщательно. Сегодня вот пол у нас помыла — воздух совсем другой в доме стал. Никогда от неё слова грубые не услышишь. Порой жалко Наташу бывает, приходится ей сумки огромные носить. Да и с каждым из нас у неё свои расчёты, отдельные кошельки. Как это у неё получается — не запутаться, не знаю. Тут внимательной надо быть. Мы оба очень ей благодарны».

Попрощавшись с хозяевами дома, мы направились к следующему обслуживаемому Натальи Сергеевны — Валентину Алексеевичу Наймушину. По пути снова зашли в магазин за продуктами. Расстояние до этого дома от предыдущего оказалось неблизким. Подойдя к его квартире, я подумала, что здесь живёт не очень пожилой человек, так как всё вокруг мне показалось крепким, добротным. Каково же было моё удивление, когда я узнала, что хозяину 86 лет. Перенёс он не так давно инсульт, потом инфаркт. Не думал, что выживет, но не отчаялся, встал на ноги. В голове моей его возраст никак не укладывался. Живой ум, благодушная внешность: светлое доброе лицо, улыбчивые глаза,  нестариковская стать, простые и мудрые рассуждения никак не состыковывались с его почтенными летами. Пока Наталья Сергеевна занималась уборкой, мы побеседовали с пожилым человеком. «Редко попадаются такие люди, как Наталья, — сказал он. — Мне никакого другого соцработника и не надо. Уважительная, исполнительная, она уже 4 года помогает мне по хозяйству. Жена моя, так как ей нужен постоянный медицинский уход, сейчас живёт у дочери Ирины. У дочки на руках два инвалида. Ей не разорваться, когда тут успеешь за всеми приглядеть. Спасибо большое Наташе».

Дальше мы пошли к Людмиле Михайловне Горбуновой. Пока Наталья покупала ей продукты в мини-маркете «Ирина», я заглянула к Ирине Валентиновне Буториной — дочке Валентина Алексеевича, которая в этот день обслуживала покупателей в своём магазине. Разумеется, разговор зашёл о социальном работнике. «Наталья Сергеевна — очень хороший человек, добрая, исполнительная, спокойная, — сказала она. — Папа всегда ждёт её прихода. Говорит о ней — наша Наташа. Мама теперь живёт у меня, и, к сожалению, каждый день папу навещать не получается. Мы все благодарны Наталье Сергеевне за то, что она за ним ухаживает».

До квартиры Людмилы Михайловны мы шли, обсуждая с молодой женщиной её работу. К каждому обслуживаемому пожилому человеку она идёт через магазин — покупает продукты. Пенсионеры, хоть и неприхотливы в еде, но даже самое необходимое, что соцработник приносит им — хлеб, молоко, крупы, — и то весят немало. Конечно, постоянная переноска тяжестей сказывается на здоровье: и спина болит, и руки немеют. Но Наталья Сергеевна  привыкла к такому распорядку дня. «На этой работе я уже четыре года. Мне повезло с обслуживаемыми, — говорит она. — Они все адекватные, понимающие люди. У меня с ними хорошие отношения сложились. Случалось в моей практике и такое, что опекаемые уходили в мир иной. Умом понимала, что возраст — и ничего в этом противоестественного нет. Но сердце долго тосковало о потере, как будто по родному человеку».

Людмила Михайловна встретила нас у порога вместе со своими кошками, которых у неё пятеро. «Осенью моя усатая этот выводок с чердака привела, — объяснила она. — Выбросить окрепших котят у меня рука не поднялась, вот так теперь все вместе и живём: я, кошка и 4 кота. Один — мой доктор. Только заболит где, он тут как тут. Сердце защемит — уляжется мне на грудь, свернётся клубочком. Время пройдёт, и боль, как рукой, снимет. Так и горло, и спину лечит». Пригласив нас присесть, женщина рассказала помощнице о своих делах: где посадила цветы, что посеяла, какие гряды сделала, поделилась с ней своими заботами. А про соцработников сказала: «Для меня они — самые хорошие люди. Что закажу, всё принесут. Разговора грубого не слышала. Одна к ним благодарность».

К следующей женщине, Антониде Васильевне Касимовой, мы отправились опять через продуктовый. Наталья Сергеевна торопила: «Нужно успеть купить ей выпечку, пока всё не разобрали. Она на родительскую субботу заказала». Отстояв очередь и набрав полную сумку продуктов, мы отправились на улицу Молодой Гвардии. Дождь подгонял, и через десять минут уже оказались возле её квартиры. «Опять ты без головного убора, — поздоровавшись, по-матерински укорила Антонида Васильевна свою помощницу. — Простудишься ведь». Узнав, что я корреспондент, продолжила: «Ох, хорошо, что про неё в газете напечатают. Давно надо. Таких людей, как Наташа, мало. Она умница, добрая, исполнительная, что не попрошу, всё сделает. Полы моет, счета оплачивает, продукты и лекарства покупает, вокруг дома прибирается, воду мне приносит, дрова. Что бы я без неё делала? Скажите её начальству, чтобы ей премиальные дали». Так вот отозвалась о своей помощнице пожилая женщина.

Много хороших слов было сказано в этот день в адрес Натальи Сергеевны, а комплименты беспочвенными не бывают. Видимо, она и впрямь особенный человек.

И ещё, обойдя с ней половину посёлка, я убедилась, что, кроме доброты, эмоциональной теплоты и других добродетелей характера, социальный работник должен иметь большую физическую выносливость.

В профессиональный праздник женщинам, занятым в социальной службе, хочется пожелать здоровья, терпения и благодарности за их труд. Ведь сделав жизнь других людей хоть чуточку светлее, радостнее, они преображают мир.

Светлана ШУШКАНОВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

93 − = 88

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru