На родной чащинской стороне

Сказкой манит,

Мелькая между облаков.

На фоне алого заката

На параплане, словно птица,

Летает доктор Одинцов.

Сюда мы едем издалёка,

Чтоб средь приволья отдохнуть.

Ветлуга, Вятка, Волхов, Волга…

Пересекают дальний путь.

Но все они чредою длинной

В свой час растаяли вдали,

Чтоб, опустив ладони в Шижму,

Вдохнуть глубоко мы могли,

Чтоб видом далей насладиться,

Послушать здешних соловьёв,

Воды целительной, прохладной

Попить из звонких родников.

А. РОЖКОВ.

 

Родная земля. Она, как мать, и приголубит, и согреет, и вдохнёт в тебя новую струю жизни. Какой же огромной силой притяжения она обладает! Как ждёт своих сыновей и дочерей. И люди, следуя необъяснимому зову души, вновь и вновь возвращаются к ней, несмотря на огромные расстояния, неудобства дороги и другие препятствия.

По этой самой причине каждое лето из Санкт-Петербурга в Верхошижемье приезжают Георгий Илларионович Новокшонов, его дочь Людмила Георгиевна Рожкова с мужем Александром Константиновичем и их дети.

Небольшой дом, расположенный по улице Чащинской районного центра, где они останавливаются, — родовое гнездо Новокшоновых. Георгий Илларионович родился здесь в большой семье в далёком 1921 году. Правда, на этом месте стоял другой дом, чуть поменьше. Новый построили перед самой войной. В нём поставили глинобитную печь (она сохранилась и действует до сих пор). Отсюда в 1940 году Георгий Илларионович ушёл на срочную службу. Сюда же вернулся в 1946-м. Воевал он на Белорусском направлении. После Великой Отечественной стал работать в колхозе им. Степана Халтурина. В то время все хозяйства на восстановление разрушенного Ленинграда выделяли рабочих, в число которых попал и Георгий Илларионович. Так он оказался в северной столице нашей страны. Там стал работать на заводе. В Ленинграде обрёл личное счастье и обосновался на всю жизнь, но свою малую родину не забывал никогда. Каждое лето, во время отпуска, они с женой приезжали в деревню Чащины к родителям. Когда появилась на свет маленькая Людмила, стали брать её с собой. Она с детства впитала от них трепетное отношение к земле своих предков. Когда же у неё самой появилась семья, дети, ездить в Чащины они стали все вместе. Так что любовь к верхошижемской земле передаётся у них из поколения в поколение.

Людмила Георгиевна вспоминает: «Когда я была совсем маленькой, у бабушки и дедушки в доме рос большой фикус, который доставал почти до потолка. Днём на него из окна полосами падал яркий солнечный свет и делал его ещё красивее и загадочнее. Я подходила к большой кадке, в которой он рос (сама  была чуть больше её), и любовалась тёмно-зелёными крепкими листьями заморского растения. Когда подросла, с местными мальчишками и девчонками  стали бегать купаться на Чащинский пруд. На берегу его была поставлена мельница, которая молола зерно на пяти жерновах. Выходили из них и посыпка, и мука, даже толокно там делали. А камни для жерновов (известняк), как мне стало позднее известно, были добыты ещё до революции в лесу за деревней Комары. До сих пор я помню ни с чем не сравнимый запах размолотого зерна, который ощущался даже на подходе к мельнице».

Георгий Илларионович, Людмила Георгиевна и Александр Константинович живут в Верхошижемье всё лето. Дети — Вера, Константин и Георгий — приезжают к ним на время своих отпусков и помогают родителям поддерживать дом в порядке.

Надо сказать, что Константин об истории Верхошижемья знает очень много. Ещё совсем небольшим, он часами мог слушать увлекательные рассказы бывавших у них А.Н. Зайцева, В.К. Меркушева. Запомнил он из тех бесед, что в довоенное время, на том месте, где сейчас в Чащиных находится свалка, раньше было поле, и местный батюшка служил там молебны: водосвятный, чтобы пошёл дождь, и в других житейских нуждах. В Чащины священник-старичок был сослан советской властью из Прибалтики. Местные жители его очень любили. Бывало, что от знакомых ему приходили посылки со сладостями, которые считались в деревне почти недоступным лакомством, и он раздавал их сельской детворе. Умер этот батюшка в 1941 году, хоронил его колхоз.

Первые осознанные воспоминания Константина из чащинского детства связаны с прабабушкой. Ранним утром, когда заря только-только окрашивала землю нежно-розовыми лучами солнца, пожилая женщина вставала, чтобы затопить русскую печь. Услышав сквозь сон весёлое потрескивание горящих дров, Костя бежал посмотреть на живой огонь. Языки пламени завораживали его своим неповторимым весёлым танцем, который отражался в окне напротив шестка. От печи шло приятное тепло, и он мог сидеть возле неё до тех пор, пока прабабушка не заметёт в сторону последние, ещё дышащие огнём, но уже чернеющие, угольки. Помнит он и вкус пышных дрожжевых блинов, которые она пекла «перед печью». А ещё вместе с прабабушкой они ходили по грибы и по ягоды в чащинские Гари. Лес, по воспоминаниям Константина, тогда стоял чистый, без бурелома и бытового мусора, — только белый мох и сосны. Отношение людей того поколения ко всей природе было бережным, тёплым, и даже бумажные фантики не бросали не только в лесу, но и в поле, в огороде. «У мусора своё место», — говорила прабабушка и указывала внукам на стоящую в ограде большую кастрюлю. Когда они шли с Костей в лес, она наставляла: «В лесу не шуми, лешему не понравится, «водить» будет. А тех, кто мусорит, он до того доводит, что они руки на себя накладывают». Интересно, что даже грибы чащинцы чистили в лесу. Там стояли большие старые лесовозные сани, вросшие в землю. На них грибники садились и перебирали лесные дары, которые оказывались у них в корзинах.

Дети Рожковых с таким отношением своих предков к малой родине не могли не полюбить деревню, но приятно и то, что для мужа Людмилы Георгиевны, Александра Константиновича, здешние места тоже стали родными. Вспоминают супруги свой первый совместный приезд в Чащины в 1978 году. Тогда ещё дорога от Кирова до Верхошижемья не была асфальтированной и представляла собой месиво из песка и глины. Добираться до посёлка им пришлось с путевыми приключениями на молоковозе. Для человека, который до этого случая ездил на машинах только по твёрдому покрытию, новый опыт и связанные с ним ощущения были впечатляющими. Но Александра это не испугало. Все последующие приезды в Верхошижемье до того, как дорога была заасфальтирована, мало чем отличались от первого: только менялся транспорт, на котором им удавалось доехать до посёлка. Однажды пришлось добираться даже в кузове машины верхом на кирпичах.

Александр Константинович — личность незаурядная. Имея высшее инженерное образование, он занимается и литературным творчеством, пишет стихи и басни. Также обладает весёлым нравом и врождённым добродушием. В прошлом номере газеты была опубликована его басня «Рыбак и сом», а рядом — фотография, на которой изображён и сам автор с удочкой в руках. Так вот, снимок этот был сделан на острове Валаам в 1991 году. Александр оказался там по работе. Его в числе других специалистов пригласили для оценки состояния стен и фундамента монастыря — в то время его передавали от государства церкви. В экспедиции вместе с ним было ещё двое мужчин. Закончив свою работу, они собрались в обратный путь, но выбраться с острова было непросто — дороги нет, вертолёты не летают. Тогда Александр Константинович пошёл к настоятелю монастыря с просьбой, чтобы он поспособствовал их отправке домой.  У всех была работа, и время, которое им выделили на поездку, подошло к концу. «Дело-то богоугодное, но другой раз, если понадобимся здесь, нас уже не отпустят с работы», — подытожил он. На что батюшка басовитым голосом, окая, сказал: «Если дело богоугодное, не захотят отпустить, а отпустят, захотят помешать, а не смогут». На этом аудиенция закончилась, но на следующий день их отправили через Ладожское озеро по льду на грузовой машине. После этого случая он ещё не раз бывал на Валааме. Про место это говорит, что оно духоносное, откуда исходят тишина и спокойствие. Даже компас там отказывается показывать стороны света и вертит стрелкой в неопределённом направлении. Вот такая история — одна из множества рассказанных им интересных случаев из жизни.

Дети Рожковых — люди уже состоявшиеся. Вера (Скоробогатова) унаследовала от папы писательскую жилку. Она тоже сочиняет стихи, повести и рассказы, работает руководителем литературного объединения «АВС — студия». В скором времени в нашем издании будут напечатаны её произведения, и читатели смогут по достоинству оценить их. Константин преподаёт в Санкт-Петербургской ветеринарной академии, а Георгий — младший научный сотрудник НИИ механизации сельского хозяйства.

Людмила Георгиевна — заботливая дочь, жена и мама, очень скромная и мудрая женщина. Она — берегиня. Тактично, ненавязчиво ведёт по жизни всю свою большую творческую семью. Ведь это благодаря ей у верхошижемской земли появилось ещё несколько достойных любящих сыновей и дочерей.

Светлана ШУШКАНОВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

35 − = 30

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru