Тайны реки Яны

НА СНИМКЕ: Николай Четвериков с археологической находкой — бивнем мамонта.

Территория Северной Якутии – край вечной мерзлоты и северных сияний – представляется многим людям как земли изобилия водных ресурсов: рек, озер и просто сотен километров заболоченной тундры. Одной из водных артерий Якутии является Яна – широкая, полноводная река, протягивающаяся практически на 900 километров из глубины материка и впадающая в Северный Ледовитый океан. Рассказ пойдет как раз об этой реке, о суровой природе тундры, о научных открытиях и археологических раскопках на Янской палеолитической стоянке.

Полузаброшеный поселок Тикси
Экспедиция была организована институтом истории материальной культуры РАН, руководителем же ее являлся Владимир Викторович Питулько – столп советской и российской археологии, с юношеских лет занимающийся археологией в Заполярье. Под его руководством исследование Янской стоянки древнего человека ведется с 2001 года. В 2016 – 2017 гг. мне посчастливилось принимать участие в данной экспедиции, быть причастным к научным открытиям, наслаждаться величественной красотой заполярных территорий.
Дорога на место назначения неблизкая. Исходя из личных подсчетов, путь из Вятки на 195-й километр реки Яна составил 7300 км. Из Кирова поездом в Москву, откуда, встретившись со своей группой, вылетели самолетом в столицу Республики Саха – Якутск, в которой, осуществив пересадку, сели в самолет на поселок Тикси. Этот населенный пункт располагается на побережье моря Лаптевых Северного Ледовитого океана. Выходя из самолета, сразу же ощущаешь дыхание ледяного, как тысяча крещенских купелей, моря Лаптевых. В воздухе совсем не по-летнему мечутся снежинки, гонимые злым ветром. В советское время поселок был населен 1,5 десятками тысяч человек, в навигацию через его порт проходили сотни кораблей, кипела жизнь. Сейчас же там проживает около 3 тысяч человек, а корабли заходят в бухту больше по случайности. Сам поселок напоминает город Припять, покинутый людьми: груды ржавого металлолома, пустые глазницы панельных домов, брошенные автомобили хозяйственного назначения. Лишь надрывный лай собак, пылящий гусеницами вездеход, да редкий прохожий, торопящийся укрыться за воротом своей одежды от ветра, выдают тут присутствие жизни.
Остановившись в Тикси примерно на неделю в ожидании вертолетов гражданской авиации для дальнейшего перемещения в тундру, экспедиция готовила вещи и оборудование для 2,5-месячного проживания вне цивилизации. Одних консервов и сублиматов для пропитания 9 человек личного состава было заготовлено свыше 700 кг, дабы не пропасть от голода в ходе долгих исследований.
Наследие древних людей
Наконец долгожданный момент наступил. Экспедиция ИИМК РАН оказалась на месте назначения – 195-й километр реки Яны, на Янской палеолитической стоянке. Этот уникальный памятник археологии известен тем, что здесь 28,5 – 29 тысяч лет назад жили древние люди. Основным видом их деятельности была охота. Они охотились на мамонтов, шерс-
тистых носорогов, бизонов, лосей, оленей и даже зайцев – это можно утверждать, опираясь на данные археологических находок, которые были обретены в ходе работ. Кроме того, они обрабатывали камень, изготавливая необходимые для жизнедеятельности орудия: скребла, острия, каменные наконечники для копий и дротиков. Обязательно следует упомянуть, что у древних людей уже существовало искусство. В ходе исследовательских работ были обнаружены в большом количестве украшения, изготовленные из бивня мамонта: бусы, браслеты и диадемы, украшенные различными типами орнамента; а также подвески из зубов песца, волка и оленя.
Были среди находок и детские игрушки – так называемые «слоники» – обломки основания рогов северного оленя, напоминающие мамонта, покрытого густой шерстью. Отдельно хотелось бы выделить, что вечная мерзлота тысячелетиями сохраняет изделия из недолговечных материалов, по-
этому изделия из кости, бивня и древесины дошли до наших дней, практически не разрушившись от такого длительного промежутка времени. За все время исследования Янской стоянки было обнаружено несколько десятков тысяч уникальных артефактов эпохи каменного века, не имеющих аналогов во всем мире.
«Мамонтовая лихорадка»
Невозможно не вспомнить про местное население – якутов, добывающих бивень мамонта. Хоть населенных пунктов здесь поблизости нет, а добыча бивня запрещена законом Республики Саха, но тем не менее этих людей, обуянных «мамонтовой лихорадкой», тут встречается большое количество. Одетые в оранжевые непромокаемые костюмы браконьеры, используя мощные водяные мотопомпы, уничтожают сотни квадратных метров уникального геологического слоя, наполненного драгоценными в плане науки артефактами многотысячелетней давности. Все это происходит для того, чтобы найти бивень мамонта, а затем продать. Еще бы, кило бивня доходит в стоимости до 40 – 50 тысяч рублей, а бивни встречаются до сотни килограммов весом. Причина такой активной незаконной деятельности – отсутствие производства и рабочих мест в улусе (районе), а жителям нужно на что-то жить. Вот и существуют тем, что незаконно добывают бивень либо ловят драгоценные сорта рыбы (таймень, муксун, нельма) в промышленных масштабах также с целью продажи.
Быт ученых-полярников
Экспедиционная работа велась без выходных все 2,5 месяца, чтобы успеть достичь максимальных результатов до первых заморозков, когда вечная мерзлота перестает оттаивать от положительных температур воздуха и не дает возможности более производить раскопочные работы.
Быт полярных исследователей прост и в какой-то степени однообразен. Большая часть дня занята археологией и работами на объекте исследования. Остаток дня совершаются работы по лагерю – местом постоянного пребывания ученых вне рабочего времени. Жили в деревянных домиках, сколоченных археологами и геологами – первопроходцами этих мест. Всего было 5 домиков, столовая и даже баня. Так как ночами было холодно, особенно в конце лета, топили печки почти каждую ночь. В тундре, кроме стелющейся карликовой березки и небольших лиственниц, древесины для отопления нет никакой. По-
этому в период регулярного подъема воды в реке почти все участники экспедиции отправлялись ловить дрова, плывущие по Яне из глубины материка к океану.
Рацион питания достаточно однообразен. Много ли сообразишь из консервов? Большое подспорье оказывала река – в ней ловили рыбу, а на склонах и в окрестностях собирали грибы и северную ягоду.
Досуг также не отличался большим разнообразием. Вечерами, сидя у жарко натопленной печки рядом с сохнущими болотными сапогами и портянками, участники экспедиции занимались тем, что читали книги, смотрели фильмы. Каждый старался хоть как-то разнообразить свое свободное времяпровождение – кто-то делал из подручных материалов струнные инструменты и играл на них, кто-то рисовал картины, кто-то вырезал фигурки из дерева. Я же спасался от однообразия тем, что плел корзины из полярной лозы, пользуясь навыками, полученными на занятиях кружка в оричевском Доме творчества.
Земля, нетронутая цивилизацией
Если говорить о природе тундры, то никакие фотографии и видеозаписи не передадут того великолепия, которое открывается взору, когда смотришь в красновато-желтую даль. Обилие запахов, не обезображенных «испражнениями» цивилизации, наполняет грудь легко и полно. Северные сияния на небосводе в августовские ночи заставляли восторженно ахать, часами стоя с запрокинутой головой. Во всем есть свое необъяснимое великолепие: в утренних, густых, как молоко, туманах; в ледяной земле; в скудной и, по-своему, прекрасной растительности; в доверчивом животном мире – зайчишках и куропатках, которые раньше не видели человека.
Природа, практически забывшая человека, жившего на этом месте несколько десятков тысяч лет назад, как бы застенчиво показывает свои красоты пришельцам из мира суеты.
Порой, пересматривая фотографии или перечитывая страницы измятых полевых дневников, ощущаешь непреодолимое желание вернуться в тот суровый, но по-детски хрупкий и доверчивый мир.
Несмотря на то, что очередной сезон исследований оказался очень успешным, было найдено немалое количество уникальных артефактов, нельзя утверждать, что Янская стоянка раскрыла все свои тайны. Впереди новые экспедиции, а, следовательно – новые научные открытия.
Н. Четвериков, студент IV курса
исторического факультета Вятского государственного университета

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Свежие записи

  • Свежие комментарии

  • Информер на основе лунного календаря
  • Advertise Here
    Рейтинг@Mail.ru