Есть старожилы, есть новички…

На снимке: старожил деревни — Лидия Владимировна Окунева.

Всё меньше и меньше на карте страны остаётся сельских населённых пунктов. И в том вина не людей, решивших перебраться поближе к благам цивилизации. Человек ищет, где лучше для себя,  детей, внуков. Так произошло и с деревней Максаки Верхошижемского района. Некогда оживлённая и многолюдная, она превратилась в тихую, неспешно доживающую свой век.

Раньше  здесь начальная школа имелась, медпункт, магазин, почта, клуб с библиотекой, производственные объекты. Но всё это прекратило своё существование. Давно нет и частной пилорамы, благодаря которой деревня выживала в перестроечные годы. Да и работающего населения практически не осталось.

На снимке: деревня зарастает бурьяном…

В селении зарегистрированы 28 человек, но фактически проживает  меньше. В основном это пенсионеры и дачники. Но есть и многодетная семья. Мама семейства вот уже третий год будет водить каждый день в школу в Мякиши своего сына. А это восемь километров. Туда ходит семья и за продуктами в магазин. И никуда из деревни уезжать не планирует, хотя была возможность переехать в райцентр. Понятно, люди довольствуются малым. Нет работы и не надо, они не очень жаждут её получить.

Старожил деревни — Лидия Владимировна Окунева. Она труженик тыла и ветеран труда. Много лет отработала дояркой, всегда была в передовых. Недавно ей исполнилось 86 лет, но  без дела женщина не сидит. — У меня, как в сказке, семеро козлят, — с присущим ей чувством юмора ответила Лидия Владимировна. — Лука только больше двадцати вёдер нарезала, капусты — вон целое поле стоит.

Действительно, такой большой огород, и все культуры на нём присутствуют. У неё свой опыт их возделывания: ничего не поливает. Если только иногда огурцы да помидоры. Живёт одна, но её дом, особенно летом, практически, не пустует — гостят дети, внуки, правнуки. И куда-то переезжать пока не торопится.

 

На снимке: Геннадий Иванович Кислицын.

Геннадий Иванович Кислицын, в прошлом механизатор и комбайнёр Максаковского отделения, несколько лет назад купил дом в Верхошижемье. Зимует там, а на лето выезжает в родные Максаки, вот только в последнее время без супруги. Валентина Ивановна, с которой прожили 52 года, скоропостижно скончалась. Благо что поддерживают его сестра Лидия и брат Василий. Нет сегодня у него ни козочек, ни  пасеки — силы не те. Но огород сажает, траву возле дома обкашивает. Его брат Василий Иванович Кислицын восстанавливает сейчас родительский дом в Максаках. Не исключено, что на лето из Кирова тоже будет приезжать сюда, и ещё один островок в деревне освободится от зарослей.

Познакомилась с дачниками, которые весной купили здесь дом. Этот добротный особняк — последней постройки. В нём жили замечательные супруги Николай Семёнович и Нина Алексеевна Окуневы. Всё кругом ухожено, как будто у старых хозяев. Хотя много лет бывшая дачница здесь ничего не сажала.

— Этот дом мы купили в мае, — поделились со мной Олег и Татьяна Деришевы. — Вокруг были заросли бурьяна. И вот то, что  нам удалось сделать за эти летние месяцы. Убрали рядом старый дом, но работы с ним ещё много. Вспахали небольшой огород, чтобы посадить овощи. Подлатали баньку.

Супруга на пенсии, глава семейства находится в предпенсионном возрасте. Живут в Нововятском районе, оба работают в одной из кировских компаний и каждые выходные приезжают в деревню. Чтобы отдохнуть от городского шума и суеты, глава семейства загорелся идеей купить дом подальше от всего этого. Супругу в свои дела не посвящал, зная её реакцию. Сделку оформлял сам. И лишь позднее «обрадовал» её.

— Я в июле был в отпуске, и весь месяц посвятил обустройству приобретённого жилья, — с восхищением рассказывает Олег. — Какая здесь красота, какая  тишина! Звёзды на небе можно все пересчитать. И почему люди отсюда уехали?

На снимке: Олег Деришев.

Вопрос был явно по адресу. Ведь рядом с этими дачниками стоит родительский дом моего мужа. Здесь я начинала свою трудовую деятельность, работая в совхозе. Но в 80-е годы молодые семьи стали уезжать — кто в Оричи, кто в Бахту. Больше всего максаковцев обосновались в Верхошижемье. И первая причина, конечно, крылась в отсутствии жилья, работы по специальности, детского сада. Деревня считалась неперспективной, и объекты такого уровня не строились. Всё в этой жизни циклично. В свете последних событий, когда в ближайшей перспективе планируется перевести в городские округа целые районы, в числе неперспективных могут оказаться и крупные сёла, и деревни, где нет  никакого производства.

Максаки сегодня напоминают несколько хуторов, от каждого  — проделана своя тропинка, ведущая к трассе. А дальше — заросли сорной травы, леса. Главная дорога, по которой раньше ходили техника и люди, находится в непроезжем состоянии. Один из предпринимателей в своё время решил здесь углубить пруд. Нарушив трубопереезд, ничего не сделал. В итоге деревня осталась без водоёма и без дороги. А эти объекты необходимы в первую очередь в противопожарном отношении.

В нашем районе успешно проходят фестивали, ставятся памятники исчезнувшим деревням. Всё это здорово, но как продлить жизнь существующим населённым пунктам, позаботиться о людях, живущих там? Эта задача будет посложнее…

Любовь ТРУШКОВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru