Нет мамы лучше и родней

НА СНИМКЕ: портрет любимой мамы нарисовала Дарья Вертунова, 15 лет, п. Оричи.

Милая, добрая, нежная, любимая… К сожалению, мы очень редко говорим им эти нужные слова. именно к ним мы идем со своей болью и бедой, с ними делимся радостями. И это все о наших мамах. В канун Дня матери жители Оричевского района рассказывают нам о самых близких людях.

Родной человек всегда поймет
Мечта о том, что стану я военным,
Пронзила грудь и сердце мне насквозь.
Про то, что в бой несусь я храбрым, смелым,
Про то, что старости моей опора трость.
Эти строки я написал еще в 15 лет, когда каждый день видел себя то в одной, то в другой профессии. Тогда, как, наверное, у каждого подростка в таком возрасте мысли в голове вступают в схватку с эмоциями. Этот период детские психологи называют «переходным возрастом», а если быть точнее – его началом. В такие времена мы думаем о чем угодно, но только не о родителях, о матерях. Гулять ночами – нет мыслей, что мама беспокоится. Плохие отметки в школе, помню, сколько замечаний в дневник писала мне классный руководитель Наталья Петровна Бехтерева – и снова нет мыслей о том, что мама переживает. И только повзрослев, оглядываясь назад, понимаешь, сколько глупостей я делал и сколько еще мог бы сделать.
Годы прошли, принимаем взвешенные решения. Считаем себя взрослыми, самостоятельными, но в глазах своих матерей мы все еще те дети, которые, казалось бы, только вчера делали первые шаги и балакали первые слова.
Сейчас я живу за границей, путешествую по странам, по городам России. И думаю, мама уже привыкла. Но все чаще ловлю себя на мысли – как же сильно я заблуждаюсь. Ведь где бы я ни был, знаю, она всегда будет волноваться, переживать. И даже если она об этом никогда не скажет, я услышу это в ее голосе, в сообщениях, которые остаются непрочитанными, пока я не возьму телефон, чтобы сделать звонок по работе. И думаю, я уже взрослый, что может случиться не так… Но человеку, которого роднее нет, этого не объяснить.
Жизнь – как водитель на горной дороге. Поворот туда, сюда. И вот я далеко, лишь раз в год приезжаю домой и стараюсь наверстать все то, что пропустил за время отсутствия, и снова в путь, снова на год. Такова служба. Конечно, она волнуется, но в глубине души рада, что у меня есть возможность побывать там, где не бывала она. Сейчас я в Волгограде, завтра в Ростове-на-Дону, позднее снова горы Армении. Через неделю Москва, Владимир, Ковров. И обратно. Поезда, самолеты. То далеко к маме, то ближе, но все равно не рядом. Ком в горле, как вспоминаю: она стоит у калитки и ждет тот момент, когда я подъезжаю к родному дому, и все также у калитки, когда уезжаю.
Была война, которая затронула каждую семью, каждый дом. Сбылась давняя мечта, я в Волгограде. Знаменитая на весь мир Родина-мать. Монумент, олицетворяющий дух русского воина, дух Победы. Поднимаясь к ней все ближе, в голове сами стали звучать военные песни. И сам не заметил, как начал петь вслух «Вставай, страна огромная»… 34 505 человек лежат в братской могиле под Курганом. И каждый из них не вернулся домой, к родным, к маме.
Сейчас время также нельзя назвать спокойным. Но я ежедневно прихожу на службу для того, чтобы дома наступил завтрашний день. Чтобы жили те, кто ждет меня. И я вернусь. Всегда возвращался. Скоро. Еще немного, уверяю себя.
Никогда не говорил маме, что люблю ее. Никогда, сколько себя помню. И это не недостаток воспитания. Просто не научен говорить о том, что и так понятно без слов. Ведь родной человек всегда это поймет по улыбке, по поступкам. И она у меня такая. Всегда все понимала. Мама…
К. Вшивцев, Оричи – Армения

Дарит людям самое ценное – здоровье
Медик на селе – человек уважаемый. Ведь именно он стоит на страже здоровья детей и взрослых, именно к нему спешат люди за избавлением от недугов.
Много положительных отзывов о своей работе заслужила моя мама – фельдшер Быстряжского ФАП Светлана Владимировна Веснина. Трудовая деятельность началась сразу после окончания медицинского училища в 1989 году. За долгий трудовой путь Светлана оказывала медпомощь в ФАПах д. Усовы, д. Смирновы, а сейчас в Быстряжском ФАПе и кабинете неотложной помощи в Оричевской ЦРБ.
Прием населения, вызовы, профилактические осмотры, различные процедуры – из этого и многого другого состоят будни Светланы Владимировны.
Работа фельдшера требует полной самоотдачи и подразумевает большие физические и моральные нагрузки, риск для жизни и здоровья, а кроме того, огромную ответственность. Надо уметь разглядеть начинающееся тяжелое состояние больного и обладать быстрой реакцией, крепкими нервами, изрядной работоспособностью.
Поэтому в этой профессии случайные люди не задерживаются, остаются те, для кого насущной потребностью является дарить людям самое ценное – здоровье.
Вот и мама полностью отдает себя работе, несмотря на стесненные условия и огромную нагрузку. Она посвятила свою жизнь тому, чтобы лечить людей. Ее своевременно и быстро оказанная помощь не раз спасала жизнь пациентам. Только профессионализм, четкие, скоординированные действия помогают ей быстро оказать помощь больному.
От семьи и близких в День матери очень хочется выразить слова благодарности за столь нелегкий, но очень важный и тяжелый труд!
Н. ВЕСНИНА, п. Оричи

Память сердца
И меня в семье великой,
В семье доброй, новой,
Не забудьте, помяните
Не злым, тихим словом.
В этих строчках украинского кобзаря Т.Г. Шевченко отразилось извечное тайное желание каждого человека, даже уходя из жизни, не исчезнуть бесследно, остаться в памяти живущих дорогих и близких людей.
Моя мама Винокурова Антонина Никитьевна была небольшого роста, стройная, аккуратная, опрятно одетая, с белым платком на голове. Она была желанной собеседницей в кругу женщин в деревне Кормичи. Ни одного дня не училась в школе, но умела читать и писать, хорошо считала. Научилась этому от брата Ивана и на занятиях в кружке «ликбеза». Она всю жизнь была занята делами. Пальцы ее рук были почти всегда в трещинках.
Все добро семьи хранилось в большом сундуке и в большой коробке. В коробке лежало постельное белье, нательное белье, полотенца. В сундуке хранилась одежда: платья, кофты, юбки, рубахи, брюки. Коробку откроешь – и на тебя пахнет запахом земляничного мыла, а из сундука – ароматом свежих яблок.
Жили мы небогато, но мама умела приобрести, изготовить сама одежду. Помню, как сшила мне рубашку из ситца синего цвета с белыми горошками, а папа купил желтые ботиночки…
Мама любила своих многочисленных детей, заботилась о нашем здоровье. Когда я болел корью, она подолгу сидела у кровати, разговаривала со мной, отвлекая меня от страданий, настраивая мой организм на выздоровление. А когда зимой 1934 – 1935 гг. я заболел коклюшем, мама запрягла лошадь и повезла меня в Тужинскую районную больницу. Прописанное врачом лечение не помогло, тогда мама повезла меня в больницу в город Яранск. В городе она купила каравай белого хлеба. Приехали домой уже ночью. Отрезала по ломтику мне и себе. До сих пор помню чудный аромат и вкус того хлеба. Утром этим хлебом мама угостила всех детей. Папа в ту зиму работал по мобилизации на заготовке леса и дров.
Знала она много кулинарных рецептов. Пекла изумительные вкусности, особенно к празднику. Ее изделия были не только разнообразны, но и красивы.
С отцом жили дружно, мирно. Заботились друг о друге. Папа одевался скромно, иногда на работе был и неряшлив, но на праздник или на выход в гости имел приличную одежду: ботинки с повышенным каблуком, брюки флотские клеш из черного сукна, сатиновые и ситцевые рубашки. Были у него и сапоги с лакированными голенищами, картуз, бекеша (пальто), кожаная куртка. Папа многое умел делать по дому. Ремонтировал обувь всем домашним, а лапти не плел – не умел и не хотел. А однажды он сшил себе меховые брюки, в которых работал зимой на мельнице. А нам, детям, сделал лыжи.
Мама была вечно занята стиркой, готовкой для семьи из 9 – 10 человек, уходом за домашними животными, за грядками. Особенно трудно пришлось жить нам в годы Великой Отечественной войны и 2 – 3 года после нее. Мама очень переживала гибель сына Ильи, нашего старшего брата, а еще больше гибель мужа. Какое-то время она была в растерянности, горе подкосило ее силы. Но все же мама справилась и посвятила всю оставшуюся жизнь содержанию, воспитанию и обучению детей. А выполнив эту родительскую обязанность, ушла из жизни в 57 лет. А вот нам заложила хорошее здоровье. Сейчас еще живы пятеро сыновей: старшему – 92 года, младшему – 75.
Мама почитала Бога, молилась ему, прося помощи в трудное время, ходила в церковь. В квартире было 2 – 3 иконы в красном углу. И мы после еды всегда крестились и говорили: «Слава Богу, сыт». Может, с божьей помощью, как считала мама, ей и удалось вырастить и воспитать добрыми, работящими, отзывчивыми восьмерых детей, поставить их на ноги, вывести в люди.
Мама, милая мама, как же мало я любил тебя, как же редко я разговаривал с тобой, как же мало я благодарил тебя за ласку, заботу, внимание ко мне. Прости меня, мама.
На свете хороших людей не мало, но лучше всех моя мама.
Д. Винокуров, п. Оричи, а также братья А. Винокуров, И. Винокуров, Б. Винокуров, С. Винокуров

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 69 = 77

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru