Оричевская старина в пересказе старожилов. Автор Семен Иванович Четвериков

Светлой памяти ветеранов, чьи рассказы и семейные снимки составили основу этих очерков.

Легенды Разбойного Бора

Название «Разбойный бор» у большинства из нас ассоциируется с лесным поселком на берегу реки Вятки. Между тем до начала 30-х годов прошлого столетия никакого поселка в тех местах не существовало. Разбойным бором именовали большой лесной массив на левобережье главной водной артерии Вятской губернии. Когда и почему он получил столь выразительное наименование?
На этот счет существует множество легенд, которые суводчане передают из поколения в поколение. В разное время их можно было услышать из уст И.В. Смертина, М.Д. Тимофеевой, К.П. Чунеевой, Н.А. Домнина, Л.Я. Сметаниной и других знатоков местной истории. Легенды рассказывали, что после поражения восстания Степана Разина часть разгромленных его отрядов стала уходить от преследования вверх по Волге, на Каму и Вятку с надеждой укрыться в лесной глуши.
Так на средней Вятке оказалась ватага вольницы во главе с атаманом по имени или кличке Сорва. Облюбовав себе местечко около нынешнего поселка лесозаготовителей, разинцы стали промышлять разбоем, устраивая набеги на проплывающие по реке купеческие суда. Недобрая слава о лесном массиве, в котором укрывались и действовали разбойники, скоро распространилась по округе, а бор (лес) получил название Разбойного.
Сколько времени продолжались разбои, легенды не сообщали. Однако все на свете имеет начало и конец. С заселением пустующей территории, развитием здесь кустарных промыслов разбойники оказались как бы засвеченными и вынуждены были покинуть насиженные места. Перед уходом глухой, темной ночью схоронили на дне озера Клокач (по другим сведениям – в Поповом озере) бочонок с награбленным золотом.
Сторонники правдивости этих легенд приводят в подтверждение следующие доводы: атаман Сорва действительно был, его имя зафиксировано в названии расположенного чуть ниже по реке села Сорвижи. Озера Клокач и Попово (Прямое) существуют до сего дня и таинственным своим обликом, бульканьем, клекотом выходящего из водных глубин газа метана продолжают будоражить людское воображение. В прошлом находилось немало кладоискателей, которые баграми обшаривали илистое дно в надежде зацепить вожделенный клад.
Эти же кладоискатели и просто любопытствующие не обходили стороной места расположения землянок, в которых, по преданию, жили разбойники. Роясь среди полусгнивших бревен, иногда находили деревянные ложки, подпорченные временем детали байдарок и другие предметы не очень устроенного быта их обитателей. Однажды, уже после Великой Отечественной войны, кто-то из ребятишек отыскал донельзя изъеденный ржавчиной старинный кинжал. К сожалению, ни одна из тех находок не сохранилась.
Интересные материалы о легендарном прошлом своего родного края собрал уроженец поселка Разбойный Бор, проживающий ныне в Стрижах, Николай Степанович Сластников.
– Мы в детстве, – рассказывает он, – хотя и страшно было, ходили на крутояр у Попова озера за груздями, где их в то время росло много. Здесь и наткнулись на развалины былых землянок. Площадка урочища, на котором они располагались, составляла не больше 15 – 20 соток. Можно было разглядеть остатки пяти больших по размеру землянок, каждая примерно 4 на 4 метра, и несколько маленьких – 2 на 2 метра. От землянок просматривался удобный спуск с крутояра к озеру.
Сохранились бревенчатые срубы с накатом, все обвалившиеся, проросшие травкой и черничником. Ямки землянок оконтурены. Чувствуется, что это не выворотни от поваленных ветром деревьев, а дело рук человека. Землянки расположены так, что их нельзя разглядеть ни с проплывающих по реке судов, до которой не меньше трех километров, ни с ближайшей дороги, тоже петляющей в отдалении. Лесорубам и смолокурам не имело смысла столь тщательно скрывать свои жилища. Они обычно ставили их ближе к реке, на открытых местах.
И для набегов здесь место удобное. Река Вятка, как змейка, делает три излучины. Разбойная вольница, устраивая засады, на легких, подвижных байдарках имела возможность перехватывать купеческие суда и баржи на конной тяге у каждой из них. Все это позволяет предполагать, что если и были здесь сподвижники Степана Разина, то базировались они в этих местах, – делает вывод рассказчик.
Насколько правдива легенда о разинцах на землях современного Оричевского района, сказать трудно. Однако ясно, что не разинцы, если они даже и оказались здесь, дали лесному массиву столь необычное название. Восстание Степана Разина проходило в 1670 – 1671 годах, а между тем за сто с лишним лет до этого Разбойный бор так именовался даже в официальных документах.
Наиболее старым и достоверным источником, в котором содержится первое упоминание о Разбойном боре, является грамота царя Ивана Грозного, которую он дал вятчанину Петру Сухово. Получилось это так.
В походе войск Ивана Грозного на Казань, имевшем место в начале 50-х годов 16 века, участвовал и житель города Котельнича Петр Яковлевич по фамилии Сухово. Вернувшись из похода, он присмотрел себе земли на левом берегу реки Вятки и обратился к царю с прошением даровать их ему на условиях уплаты оброка. Просьбу эту мотивировал своими
военными заслугами и тем, что просимые им земли свободны: хозяин Павлик Борисов умер, а сына его Митьку убили черемисы. Царь внял просьбе своего служивого человека и повелел дьякам выдать ему соответствующий документ, который в те времена называли жалованной грамотой.
В жалованной грамоте Петру Сухово от 29 октября 1553 года говорится: «Се азъ царь и Великий князь Иван Васильевич Всея Руси пожаловал есьми вятчанина Петрушу Яковлева сына Сухово, на Вятке, в Котельниче, лугом среди Разбойничья бору, вниз по Вятке до речки Кишкиля». Из приведенного документа видно, что еще в средине 16 века лесной массив, о котором идет речь, носил название Разбойного. А стало быть, здесь в еще более давние времена обретались неведомые нам разбойные ватаги.
После исчезновения последних формирований разбойного люда на средней Вятке название Разбойный бор постепенно забылось. В официальных документах появился новый термин – Пищальская лесная дача.
В начале 30-х годов прошлого столетия при организации Верхошижемского леспромхоза (первоначально его называли Сорвижским) один из его участков, неизвестно по чьей инициативе, нарекли Разбойным Бором. Должно быть, в память о прошлом.
Сохранившиеся похозяйственные книги поселка показывают, что первые рабочие вновь создаваемой организации появились здесь в 1930 году. При отсутствии жилья работы первоначально проводились, как теперь говорят, вахтенным методом. Когда же основан поселок Разбойный Бор?
На этот вопрос отвечает сохранившийся до сего дня альбом об участниках Гражданской и Великой Отечественной войн из числа жителей Разбойного Бора, который в свое время оформили учащиеся некогда действовавшей в поселке Суводской школы. В альбоме среди других приведена биография В.Т. Багаева с его портретным снимком. Заканчивается она такой пометкой: «Василий Тимофеевич Багаев в числе первых четырех хозяйств в 1932 году поселился в пос. Разбойный Бор. В настоящее время на пенсии». О других первопоселенцах из упомянутой четверки в альбоме не говорится.
История лесного поселка Разбойный Бор с хорошо развитой в прошлом производственной и социально-культурной базой, с достойными подражания трудовыми традициями лесозаготовителей и сплавщиков древесины, к сожалению, еще не написана.

15 июня Оричевский район отметит солидную дату – 90-летие со дня образования. До знаменательного события осталось 84 дня и, конечно, подготовка к нему идет полным ходом. Не остаются в стороне и неравнодушные жители района.
Так, оричанин, историк и краевед Семен Иванович Четвериков посвятил юбилейному событию сборник «Оричевская старина в пересказе старожилов», в который вошли более 30 очерков. Отрывок из книги, которая еще не увидела свет, мы и представили вам сегодня, уважаемые земляки.
Продолжение следует…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru