«Хоть какой приезжай домой»

НА СНИМКЕ: во время атаки.

Хочу рассказать о своем отце Вершинине Афанасии Ивановиче – участнике Великой Отечественной войны. Он родился в 1922 году в д. Красная (ныне с. Монастырщина) и всю жизнь прожил там.
Призвали его в армию в ноябре 1942-го. Попал в «учебку», лыжный батальон в г. Горький. Пока обучались военному делу, жили в палатках, в которых пол устлан еловыми ветками, так и спали. Питание было скудным. В помывочной палатке (бане) мылись по несколько человек холодной водой из Волги. После обучения увезли под Ленинград защищать «Дорогу жизни».
Вот что рассказывал отец о войне.
Однажды во время боя обнаружили немецкого снайпера, стрелявшего по нашим солдатам с сосны. По нему открыли ответный огонь, тот перестал отстреливаться, но и не падал. Когда подошли, убитый немец оказался прикован цепью к дереву. Видимо, у фашистов было такое наказание для провинившихся солдат, делали из них смертников.
После нескольких боев ушли на отдых в перелесок. Отец и еще двое его сослуживцев, отойдя в сторону, увидели в воронке от снаряда убитых немецких солдат, у которых были автоматы. Сами же они воевали винтовками. Спустившись посмотреть, что за оружие такое, сняли с немца автомат и, направив ствол вверх, нажали на курок, он и выстрелил. За это их наказали.
За железнодорожную станцию дрались три дня, очень много солдат тогда полегло, тяжело им досталось.
В один из дней подошли к речке. Нужно было захватить мост, а на той стороне хорошо укрепился враг. Наших подняли в атаку прямо на немецкие пулеметы, в брод или по тонкому льду не побежишь. После нескольких атак, когда мост захватили, до той стороны из взвода пробились только четверо. Мост стал наш, но какой ценой! Оставшихся в живых наградили, и отец получил орден Красной Звезды. Но, как он говорил, радости или гордости эта награда ему не принесла, всегда со слезами на глазах думал о тех, кто остался лежать на этом мосту…
За последующие боевые действия был награжден медалью «За мужество».
Вспоминая свой последний бой, отец рассказывал, что они попали под минометный обстрел, а от товарищей слышал, что свою пулю или мину не услышишь, а если перелет или недолет, то они свистят или шуршат. Так и вышло. Говорил, что земля как будто взорвалась совсем рядом. Перебило левую руку, хотел встать, но оказалось раненой и ступня ноги. Как оказался в лазарете при передовой – он не помнил. Кровотечение остановили, обкололи, перевязали. С передовой вывозили на собачьей упряжке. Отец говорил: «Вот ведь животина, и та понимала, что война. Чуть обстрел – собаки быстро ложились, аж нарты на них набегали, затишье – сами вскакивали и волокли дальше…».
В госпитале ему руку ампутировали: сначала до локтя, а когда началась гангрена – выше локтя. Долечиваться направили домой в Кировскую область, привезли в госпиталь в Мураши. Когда уже почти вылечился, а это был конец весны, в палате было душно, и его лежачие раненые попросили открыть форточку, он потянулся, и на ноге сухожилия снова лопнули. Еще месяц пришлось лечиться.
Перед выпиской написал матери: «Как я появлюсь дома – калека, инвалид, на люди будет стыдно показаться». А мать ответила: «Хоть какой, но приходи, приезжай домой».
Конечно, горя хватило всем от этой войны, но как же тяжело было жить инвалидам. Отцу всего лишь 21 год. Надо было содержать дом, вести хозяйство, где-то работать.
В семье нас, детей, было трое, мама, еще бабушка (мать отца), сестра отца – инвалид детства. Папа все делал по дому – столярничал, пилил, в огороде копал, стога правил, ограду у дома перекрывал. Ему, как фронтовику, выделили лес на корню для строительства, так он один его навалил, очистил, раскряжевал.
Сначала отец работал заведующим избой-читальней, потом счетоводом в школе и в колхозе, затем кладовщиком запчастей для тракторов, заправщиком ГСМ в колхозе. В общем, без дела не сидел.
Может, это будет странно выглядеть, но я, когда учился еще в начальных классах, однажды попробовал на себе, как это у папы получается делать все одной рукой. Привязал левую руку к туловищу и хотел попилить дрова, но у меня ничего не вышло. А отец как-то умудрялся одной рукой даже подстригать мужчин, и ведь машинка для стрижки была не электрическая. А еще он зажимал картофель коленями и чистил, готовил вкусно.
Его не стало 8 мая 1977 года…
Вспоминая, как было тяжело выжить, очень хочется, чтобы такая судьба не досталась будущему поколению.
Все это знают наши внуки, они уже участвуют в акции «Бессмертный полк» и гордо несут в руках портрет прадеда. Еще правнуки живут в Санкт-Петербурге, и в этот год 9 Мая они впервые пронесли портрет прадедушки по городу, за который он воевал.
А. Вершинин, с. Монастырщина

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru