О том, что забывать нельзя

Поисковый отряд «Гранит» средней школы пгт Арбаж с 19 апреля по 6 мая принял участие в «Вахте Памяти – 2019».

На этот раз в его составе работали три восьмиклассника: Н. Нагаев, Р. Токмянин и Д. Чешуин, десятиклассник В. Витвинин, двое взрослых жителей г. Кирова – К.А. Жуйков и А.В. Дехтерев, а также командир отряда В.Ю. Терёхин.

Работы велись у с. Новоселье Старорусского района Новгородской области. Здесь же дислоцировались и поисковики из Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Кирова, Свечи, соседней Шахуньи.

На войне как на войне

– 42 отряда всего было,  – вспоминает Вадим Витвинин. – Мы жили в палатках на берегу реки. Каждый день двое оставались в наряде, остальные уходили в раскоп.

Ориентировались по картам. По рассказам участников экспедиции, во время Великой Отечественной у Новоселья проходила линия обороны. До сих пор кое-где сохранилась колючая проволока, виды следы боёв. А потому работы для поисковиков  – непочатый край!

Вспоминая события «Вахты памяти – 2019», школьники отмечают, что обращали внимание на то, что вода в местных реках Робья и Ловать, а также в воронках от разорвавшихся снарядов багровая. Видимо, из-за обилия железа и глины в почве.

Ребята – настоящие бойцы. Бытом все вполне довольны: понимали, куда едут, знали, зачем.

Признаются, что с погодой повезло: дождливыми оказались только последние три дня экспедиции, пришедшиеся на возвращение. Испытание холодом прошло сразу же, в первую ночь. Но и его преодолели: согревались пластиковыми бутылками с горячей водой.

Отношения с местными жителями сложились хорошие. Они помогали питьевой водой, продуктами, угощали мёдом. Встречи со змеями и клещами не пугали.

До героев подать рукой

– В 50 метрах от села на дороге установлена табличка с его названием. Первый солдат был обнаружен нами уже почти около неё! – говорит командир отряда В.Ю. Терёхин. – Ещё нами обнаружена высота у деревни Кулаково (в 12 километрах от Новоселья), которая была занята немцами, – рассказывает он. – Мы передали о ней информацию Русско-германскому обществу из Санкт-Петербурга. Там было поднято 34 солдата.

Первым повезло Р. Токмянину и Н. Нагаеву. Они обнаружили красноармейца буквально в шести – семи метрах от таблички с обозначением названия населённого пункта.

– После  безрезультатной первой половины дня мы были расстроены, – вспоминает Никита. – Копали и ничего не нашли! Потом Рома случайно «зацепил» что-то крупное металлоискателем, а я поработал щупом. Обнаружили снайперскую винтовку Токарева, а затем под 10 – 15 см грунта были найдены и останки бойца. В корнях. К сожалению, при нём не было медальона.

Если обнаружение бойцов – дело индивидуальное, то поднятие останков – коллективное. На помощь друг другу приходят все.

– Мы работали в квадрате два на два метра два с половиной дня, – рассказывает Роман. – Кости были разрозненными, видимо, причина гибели бойца – взрыв. Разрабатывали грунт до «мёртвой земли» – жёлто-оранжевой, где уже ничего нет.

В шаге от опасности

Поисковики признаются, что им не раз приходилось натыкаться на снаряды.

– Сохранность у них разная, – продолжает Роман. – Там, где местность более болотистая – ржавые, там, где песок – состояние хорошее. Снаряды откладывали, а затем приехавшие сапёры взрывали их в отдалении.

Ребята рассказывают, что среди местных ходят слухи: в какой-то момент уже освобождённое советскими войсками село обстреляли из «Катюш», посчитав, что в нём находятся немцы. В пользу этой версии большое количество осколков снарядов бесствольных систем полевой реактивной артиллерии.

– До сих пор сохранились колеи от «Катюш», много осколков можно заметить даже в деревьях, – отмечают поисковики.

Пулемётный расчёт

Работы чаще всего проходили в мелколесье. В один из дней под слоем прошлогодних листьев обнаружили щиток от пулемёта Максима.

– Это была пулемётная ячейка, – рассказывают поисковики, – в которую попала мина. Разброс большой. В этом месте было поднято пять бойцов. Это мы по баннерам, на которые раскладывали найденные останки, определили. Работа была непростой: сквозь кости проросли корни дерева.

Теперь на нём алеют звёзды – по числу обнаруженных солдат.

У каждого свои вехи

– Мне особо запомнились несколько событий, – делится воспоминаниями Д.  Чешуин. – Вместе с Никитой мы поднимали бойцов, на которых нам указал местный лесник. Обнаружили три пулемётные точки, связанные коридором. Там было много гильз разного калибра.

Конечно, самым памятным стало обнаружение останков красноармейца.

– Шагах в пяти вправо от знака Никита металлоискателем что-то обнаружил, – продолжает Данил.  – Я работал щупом. По звуку понял, что не железо, не камень и не дерево – кость! Подняли бойца.

– Рядом было хвостовое оперенье мины, – дополняет Никита, – а потому копали в большом разлёте: пять на пять метров.

«Плохая примета»

Как рассказывают ребята, возможно, после боёв оставшиеся в живых раскручивали медальоны, чтобы определить данные о солдате для отправки извещения о его гибели.

Почему так мало медальонов?

– После 1941 – 1942 годов, – говорит Роман, – солдаты из суеверия боялись брать их с собой – плохая примета.

Неожиданные находки

Ещё одной находкой поисковиков стал чей-то схрон.

– В одном месте мы обнаружили четыре винтовки Мосина, – вспоминает Данил. – Они были в разобранном состоянии. Видимо, кто-то приготовил для себя, но почему-то не взял.

Неожиданной стала находка лезвия от конька.

– Прямо под костями лежало. Видимо, у кого-то такой талисман был, – предполагают ребята. – Кроме того, находили самодельные зажигалки, сделанные из гильз. Обнаружили четыре пары обуви 44 – 45 размеров.

Среди удач поисковики отмечают находку правой половины расчёски, на которой было выцарапано «Коля». Останки этого солдата так и были захоронены под именем «Николай».

В один из дней мужчины в результате поисковых работ обнаружили на глубине 15 см противогаз третьего размера (значит, большой) с сохранившимися трубкой и коробкой.

– И сам боец сохранился идеально, – вспоминают поисковики. – Не хватило буквально нескольких костей руки и ноги. Запомнился он тем, что вся его верхняя челюсть была серебряной. И с ним открытый медальон.

– 28 апреля мы с Вадимом,  – рассказывает Роман, – за лагерем обнаружили немецкую траншею. Там было много немецких личных вещей, патроны. Я нашёл винтовку Mauser 98k в рабочем состоянии. Надпилил казённую часть, ствол, спилил боёк. Это мой трофей.

– Мне приходилось находить серебряную зубную коронку, монеты достоинством 15 и 20 копеек 1935-го, 1938 годов, – добавляет Вадим.

Один раз обнаружили советскую каску, рядом чернильницу и гильзу от немецкой ракетницы с заглушкой.

– В ней было письмо, – рассказывает Данил. – А рядом немецкая каска. При вскрытии бумага превратилась в труху. Жаль, было бы очень интересно почитать, что там написано.

Итоги

В результате двух с половиной недель работы поискового отряда «Гранит» им подняты и захоронены останки десяти красноармейцев. К сожалению, установить личности солдат не удалось.

Всеми отрядами, работающими в Старорусском районе поднято 875 бойцов, 13 из которых опознаны.

– Школьники показали себя настоящими бойцами, каждому удалось поднять  павшего на поле боя солдата, – говорит командир поискового отряда В.Ю. Терёхин.

Торжественной частью экспедиции стало захоронение поднятых бойцов.

Члены поискового отряда «Гранит» посетили мемориал в д. Давыдово, приняли участие в захоронении останков солдат в Старой Руссе. Командир отряда В.Ю. Терёхин награждён медалью «30 лет организованному поисковому движению «Долина» за подписью председателя регионального отделения Российского военно-исторического общества в Новгородской области И.М. Неофитова.

– Нас даже показали по местному телевидению,  – вспоминают поисковики из Арбажа. – Мы как раз стояли за приглашёнными на церемонию захоронения родственниками поднятых бойцов.

8 мая, в канун Дня Победы, ребята побывали в Москве на Поклонной горе.

Война – это страшно

Возвратясь домой, поисковики отряда «Гранит» отмечают, что две с поливной недели работы в полях, на местах боёв Великой Отечественной, изменили их внутренний мир, заставили по-новому взглянуть на некоторые вещи, на то, на что раньше не обращали внимания.

– Я знаю, что был недостаточно физически подготовлен, – говорит Д.  Чешуин. – Я стал сильнее, закалился характер. Задумываясь о том, что происходило и происходит, пришёл к выводу, что война – это страшно.

– Конечно. У меня тоже изменилось отношение к войне, – соглашается Р.  Токмянин. – Когда окопы и воронки вокруг, по-другому обо всём начинаешь думать. Вот, например, мы примеряли каски. Воевать в них вообще неудобно! Самодельная броня очень тяжёлая. А в ней, например, нужно было ещё траншеи копать …

– У нас появилось взаимопонимание, взаимовыручка, – отмечает Н.  Нагаев. – Мы стали одной семьёй, хотя до поездки между собой не общались. Приходилось делиться хлебом, мылом, вместе проходить разные испытания. Это объединяет.

– Уезжать не хотелось, – говорит Р. Токмянин. – Хотя я очень скучал по родителям. Там своя особенная атмосфера. И жизнь без интернета мне вполне понравилась. Запомнились вечера у костра.

– Я считаю, что те, кто погиб, защищая страну, заслужили, чтоб их нашли и перезахоронили, – выражает общую точку зрения В. Витвинин.

Первая студенческая

Пока статья готовилась к печати, стало известно, что наш земляк, студент ВятГУ, Владимир Шустов, в прошлом участник поискового отряда «Гранит», с 7 по 22 апреля тоже принял участие в первой Всероссийской студенческой «Вахте Памяти» в Республике Крым. Он делится с земляками своими впечатлениями.

– В наш поисковый отряд поступило предложение съездить на Всероссийскую «Вахту Памяти» в Крым, в город Керчь. От отряда поехало двое поисковиков: это я и Марина Кулик из Котельничского Юбилейного (когда-то мы с ней вместе начинали поисковую работу под Старой Руссой).

Работали в 10 км от Керчи на высоте 124,6 м, но в основном на склоне.

Работа в Крыму очень сильно отличалась от Новгородской области погодой, грунтом. Всё было очень непривычно. Если под Старой Руссой мы, в основном, под дёрном находили бойцов, то тут приходилось по 150 – 180 см в глубину копать. Все работали вместе, копали окопы с ячейками.

Результаты, я считаю, очень приличные: за две с небольшим недели мы подняли 63 бойца. Это, в основном, были десантники. Без медальонов и именных вещей, наград. Лично на моём счету, думаю, шесть или восемь бойцов. Их так много было, что никто не считал, кто сколько поднял  – не до этого!

Мне очень понравилось. Теперь у меня много друзей с разных уголков России. Наш отряд, состоящий из 50 человек, можно сказать, положил начало масштабным поисковым работам.

Стоит ли тревожить прах погибших на поле боя?

Этот вопрос, совершенно неожиданно для меня, был поднят при разговоре с потенциальными спонсорами в период подготовки отряда «Гранит» к поездке. Он, по сути, касался не столько нежелания тревожить души погибших в неравной схватке с врагом, сколько финансовых вложений.

Несомненно, «прибыльность» и «рентабельность» – показатель успешности ведения дел. Если рассматривать с экономической точки зрения, конечно, поисковые работы материально затратны, даже убыточны, и совершенно бесполезны.

Но… Во сколько оценить уважение внуков и правнуков солдат Великой Отечественной к тем, кто, пожертвовав собственной жизнью, отстоял для потомков возможность жить под мирным небом? Сколько стоит память о них? А желание  «захоронить по-человечески»?

Правильно ли измерять такие вещи рублями или иной валютой? Впрочем, как известно, всё, что можно оценить в денежном эквиваленте, уже дёшево!

Во многих семьях есть свой Герой, павший за свободу и независимость Родины. И если каждый из нас физически не может принять участие в достойном упокоении его праха, то материально поддержать участников «Вахты Памяти», думаю, стоит.

Пока в людях живёт духовность и память об общем прошлом, народ является общностью, а не просто сборищем разрозненных индивидов.

Наталья ЗЕВАХИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

97 − = 91

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru