«Ленинград из города мечты превратился навсегда в город ужаса…»

НА СНИМКЕ: семья Даниловых. 11 июня 1941 года.

Тема детского дома и детей-ленинградцев, нашедших приют и спасение от войны в Оричевском районе, как-то сама собой получила дальнейшее развитие.
И вот мы уже продолжаем начатый ранее разговор с родственниками Даниловых Николая и Василия, предположительно, являвшихся воспитанниками Спасо-Талицкого детдома в годы войны.
Спасение
«Мой отец Данилов Николай Тимофеевич 1931 г. р. и его младший брат Данилов Василий Тимофеевич 1934
г. р. (давно покойные) прибыли с первым эшелоном из Ленинграда на станцию Оричи. Куда их после распределили, я точно не знаю.
Осенью 1942 их мама, моя бабушка, чудом вырвалась из блокадного города. Как-то смогла добраться до своей деревни в Калининской области. А затем, отдохнув и набравшись сил, через какое-то время поехала за своими детьми в Кировскую область. Тем более что старший из них, мой отец, писал письма с просьбой поскорее забрать их оттуда. А доехать в то военное время была целая проблема. Поезда не ходили. То есть ходили, конечно, но только военные составы.
Она добиралась до места на товарняках, в паровозах, на дровах. Всю дорогу боялась, как бы не случилось чего худого. Народ был всякий. А она везла с собой съестное.
Ну вот, добралась она до Оричей. А после, по ее рассказу, надо было еще далеко идти. «Да все лесом, лесом». Куда идти? Вот это вопрос.
Я почему-то посчитал, что в Талицу. Почему в Талицу? Да просто там остался и по сей день детский дом с тех времен. А по сути, в то тяжкое время детские дома были, почитай, в каждой деревне. После войны многие из них были расформированы. За детьми приезжали родители, родственники, кто уцелел. За ленинградцами, подозреваю, приезжали единицы. Поэтому, вероятно, те детские дома, которые были организованы для этих детей, сохранились и по сей день. А также дома детей-сирот комсостава. Правда, многие из них прекратили свое существование в период смены экономической и политической формации в стране, на рубеже 20 века.
Путь домой
Как моя бабушка добиралась обратно к себе домой с двумя мальчишками? Это была отдельная очень тяжелая история. Но они выдержали, выжили и вернулись.
А вот свою младшую дочку Анечку бабуля не сумела сберечь в войну. Оставила ее при себе в блокаду. И в марте 42-го свезла ее на Пискаревское кладбище (прим. ред.: Пискаревское мемориальное кладбище расположено на северо-востоке Санкт-Петербурга, одно из мест массовых захоронений жертв блокады Ленинграда и воинов Ленинградского фронта).
Кто знал, говорила она, что такая война будет? Думали, что скоро закончится, мужики наши вернутся, квартиры давать будут. Но мужики так и не вернулись. А Ленинград из города мечты превратился для нее навсегда в город ужаса.
О каннибализме
Бабушка рассказывала, что летом 1942 года им – ей и ее подруге Ульяне (та была смоленская) – предлагали любую квартиру на выбор.
Ульяна повела ее в один дом. Зашли на кухню, видимо, коммуналка. Там сидит бабка старенькая, возле нее прикручена здоровенная мясорубища.
А дальше буквально с бабушкиных слов: «Увидала меня, руки у ей как затряслись: «Поди сюда! Да какая ты хорошенькая, да какая ты мягонькая!».
Бабушка сказала, что такие людей ели. И говорили, что после они сходили с ума.
Короче, она выбежала с той квартиры, а Ульяне своей сказала: «Больше с тобой смотреть никуда не пойду. Меня там чуть не съели».
А так бабуле в блокаду здорово досталось. Она рассказывала, что с детства боялась покойников. А жизнь повернула таким образом, что ей этих покойников в Ленинграде приходилось собирать, грузить, укладывать и возить вместе с комендантом Митей на Пискаревское…
…В общем, не вернулась бабушка в Ленинград. Досыта она им наелась. Всю оставшуюся жизнь прожила в Волосково. Безвыездно прожила. Она у меня с 1910-го. Похоронили мы ее в 2001. Под Новый год…».
А в семейном альбоме бережно хранится фотокарточка на обороте которой указана дата «11 июня 1941 года». Этот снимок – последнее свидетельство мирной и счастливой жизни Даниловых перед войной. Главу семейства призвали на военные сборы. Провожали его все вместе, а по дороге зашли к фотографу.
«После отца так из них никто и не увидит. На снимке моя бабушка Татьяна Васильевна, дед Тимофей Тимофеевич. С бабушкой рядом дочь Аннушка. Рядом с дедом сынок Вася и сверху старший Коля. Через три месяца Коле и Васе предстоит не запланированная поездка до станции Оричи»…
Подготовила Гузель УЛАНОВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru