Оричевская старина в пересказе старожилов

Уважаемые читатели! Мы продолжаем публиковать очерки историка и краеведа района Семена Ивановича Четверикова из сборника «Оричевская старина в пересказе старожилов».

НА СНИМКЕ: мемориальная доска в честь А.В. Якимовой на здании бывшей школы.

Потомок народовольцев в Камешнице
В начале 70-х годов прошлого века районное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) занялось поиском материалов о жизни и деятельности замечательных земляков и людей, которые так или иначе оставили заметный след в истории района. В ходе поисков выяснилось, что в Москве живет сын известной революционерки-народницы А.В. Якимовой, которая в 1873 – 1875 годах была учительницей Камешницкой школы.
Андрей Моисеевич Диковский, так звали этого человека, живо откликнулся на наше письмо и послал подробную автобиографию своей матушки, которую она еще в 20-х годах написала по просьбе русского библиографического института Гранат, и целый ряд неизвестных широкой публике фотографий. Некоторое время спустя он и сам решился побывать в местах, где А.В. Якимова начинала свою трудовую деятельность, свое «хождение в народ».
Приехал А.М. Диковский 13 июня 1975 года, то есть ровно через сто лет после ареста ее в Камешнице. Это был человек среднего роста, крепкий и очень подвижный, хотя по возрасту приближался к восьмидесяти. Удовлетворяя наше любопытство, коротко рассказал о себе.
Родился в 1896 году в поселке Нижняя Кара Читинской области в семье бывших политкаторжан. Мать – Якимова, по мужу – Диковская, Анна Васильевна, член исполнительного комитета партии «Народная воля». Судилась в Петербурге в 1882 году по процессу «20-ти». Отец – Диковский Моисей Андреевич, народоволец. Судился в Киеве по процессу «21-го». К моменту рождения сына оба родителя находились в вольной команде при Карийской политической каторжной тюрьме, где отбывали каторгу.
В 1914 году молодой Диковский окончил Читинскую мужскую гимназию, а через десять лет – медицинский факультет Томского университета. Накануне Великой Отечественной войны защитил диссертацию с присвоением ученой степени кандидата медицинских наук, утвержден в звании доцента по кафедре «Внутренние болезни».

НА СНИМКЕ: А.М. Диковский (справа) в селе Камешница.

В годы Великой Отечественной войны служил в Красной Армии. После демобилизации в звании майора продолжил работу в медицинских вузах и лечебных учреждениях Томска, Новосибирска и ряда других городов. С 1958 года живет в Москве. Длительное время занимается исследовательской работой в области сибирской курортологии. Является внештатным корреспондентом Государственного исторического музея в Москве и музея истории Ленинграда.
В ходе разговора с гостем выяснилось, что в числе близких его знакомых был и наш земляк – известный хирург, профессор, академик Академии медицинских наук СССР Андрей Григорьевич Савиных, уроженец деревни Мершины, около села Пищалья. Андрей Моисеевич очень тепло отозвался о своем тезке, высоко оценил его деловые и человеческие качества. «Это не только большой, с мировым именем ученый, но в то же время скромный, очень хороший человек и большой общественный деятель», – подчеркнул он.
А.М. Диковский оставался в Оричах целую неделю и за это время побывал едва ли не во всех интересных для него местах. Первая поездка, понятно, была в село Камешница, где учительствовала молодая Анна Якимова. Из рассказов матери сын знал, что школа ее размещалась в частном доме, и хотел увидеть этот дом. Но за минувшее столетие в селе многое изменилось, и даже глубокие старики не знали, сохранился ли этот дом. По этой причине в 1971 году мемориальную доску в честь камешницкой учительницы-народоволки нам пришлось открывать на здании существующей тогда школы-семилетки, а не там, где ей надлежало быть.
Не осталось и тех, кто лично знал молодую учительницу. И все же отзвуки о ней сохранились. В деревне Рай рядом с селом А.М. Диковский встретился с 85-летней Анной Ивановной в доме ее дочери А.Т. Ярыгиной. Анна Ивановна лично не знала его матушку, но от своей тети в детстве слыхала, что была в Камешнице учительница Якимова, которую «жандармы ночью арестовали и увезли в черной карете».
Сама А.В. Якимова о камешницком периоде своей жизни писала так: «В с. Камешницком (или Камешница) в 25 верстах от г. Орлова и в таком же почти расстоянии от г. Вятки учительствовала я с сентября 1873 года по 12 мая 1975 года, когда была арестована. С крестьянами я сошлась довольно скоро, и почти не было времени в течение дня, чтобы могла остаться одна. С раннего утра ребята уже собирались в школу. И после уроков толпились у меня: то просто беседовали, рассматривали картинки в книжках, а то и читали вслух. В то же время заходили и взрослые: прочитать или написать письмо, потолковать о том о сем, а молодежь – за книжками. Кроме довольно скудной школьной библиотеки была у меня своя библиотечка с подбором нецензурных и тенденциозных книг…
В первый год моего учительства был у меня выдающийся по своим умственным способностям мальчик-калека, без ног до колен, лет 15 – 16, очень серьезный. В течение года он перечитал почти всю мою библиотеку. Я видела, что для крестьянского хозяйства он не годится, как работник, поэтому и решила отдать его учиться сапожному ремеслу, для чего увезла в Вятку и поместила за плату к сапожнику для обучения.
При отправке снабдила его книгами. Сначала читал он их сапожнику. Мало-помалу образовался у них кружок, человек 5 – 6, и они по вечерам долго засиживались за чтением. Потом стали давать книги желающим и на дом. Таким образом один из читателей получил на руки для переписки революционный песенник и снес в жандармское управление. В результате обыск у сапожника, арест его и моего ученика, а потом 12 мая 1875 года обыск у меня и арест.
Арест мой произвел большое впечатление на крестьян. Ближайшие из них по месту жительства столпились около экипажа при отправке, и женщины, как более экспансивные, плакали. А одна из них причитала: «И кто это под тебя колеса-то подкатил?»
Добавим к сказанному, что после ареста А.В. Якимова год содержалась в Вятской тюрьме, затем была отправлена в Петербург, где готовился большой процесс над представителями набиравшего силу движения народников. Однако недостаток улик, всплески общественного возмущения, вызванного недопустимыми методами следствия, вынудили суд принять сравнительно мягкий приговор. Большинство участников «хождения в народ» из различных, не связанных между собой кружков были оправданы, остальные получили небольшие сроки тюремного заключения.
Оправдана была и А.В. Якимова. Но революционные убеждения ее от всего пережитого только окрепли. Дальнейшую свою судьбу она связала с той группой революционеров, которая составила ядро партии «Народная воля». Будучи членом исполнительного комитета, А.В. Якимова участвовала во всех основных акциях организации, к которой принадлежала. Известная народоволка Вера Фигнер называла ее «изумительным по своей смелости человеком».
Завершая рассказ о визите московского гостя, надо сказать, что в Камешнице он заходил в сельскую библиотеку, где заведующая И.А. Шихова рассказала ему об истории и о людях села. Побывал у мастериц по плетению изделий из соломки и был очень тронут, когда мастер В.Г. Бояринцева подарила ему на память искусно сработанную шкатулку. Несколько раз прошелся по сельской улице, полюбовался привлекательными окрестностями Камешницы.
В последующие дни были поездки на старый Московский тракт, по которому в царское время двигались по этапу каторжане; к переправе через Вятку у города Халтурина (Орлова), где бывала А.В. Якимова на встречах с друзьями; в город Киров (Вятку) взглянуть на здание епархиального училища, в котором некогда она училась и в другие места.
Состоялась встреча А.М. Диковского и с коллективом редакции газеты «Искра». Андрей Моисеевич обстоятельно и интересно поведал здесь о жизни и революционной деятельности не только своей матери, но и многих ее соратников, которых он знал лично. Собравшиеся смогли посмотреть привезенный им альбом с редкими фотографиями народовольцев. В конце своего выступления он признался, что поездка в Оричи для него стала одной из самых интересных за последние годы.
Остается сказать, что Андрей Моисеевич Диковский поддерживал связь с оричанами до конца своей жизни, пока не умер в 1983 году.
Продолжение следует…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

92 − 91 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru