Оричевская старина в пересказе старожилов

НА СНИМКЕ: дом в деревне Мершины, в котором, по рассказам старожилов, жила семья Савиных.

НА СНИМКЕ: академик А.Г. Савиных.

Уважаемые читатели! мы Продолжаем публиковать очерки историка и краеведа района Семена Ивановича Четверикова из сборника «Оричевская старина в пересказе старожилов».

На родине академика
В начале 70-х годов прошлого столетия случай привел нас с коллегой по работе в уже нежилую деревню Мершины, где родился и провел детские годы хирург с мировым именем Андрей Григорьевич Савиных. Деревня, как и ожидалось, была безлюдна, но единственная улица ее еще не тронута бурьяном, почти все дома целые, у многих на окнах занавески. Казалось, все жители поголовно в поле и к вечеру деревня вновь наполнится их голосами.
Около деревни две женщины-пастухи с колхозным стадом. Нет – нет и поглядывают в нашу сторону. Должно быть, гадают, что за люди приехали и что им здесь надо. Представляемся. Узнав газетчиков, пастухи охотно вступают в разговор и показывают дом, в котором, как говорили старики, жила семья их знаменитого земляка до переезда ее в Сибирь.
Дом большой, пятистенный, пятью окнами на деревенскую улицу и двумя на юг. Сохранились ограда, хлевы для скота, баня по-черному и колодец с журавлем. Все сделано основательно и надолго. На дверях ограды замок. Занавески на окнах задернуты. В щелочку видны штукатуреные стены и потолок с алебастровым кольцом над керосиновой лампой. Государственные электросети так сюда и не дотянулись. Сфотографировали памятное место и, распрощавшись с пастухами, повернули обратно.
В те годы районное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры занялось изданием буклетов и фотовыставок о памятных местах и замечательных людях района. Собирая материалы о жизни и деятельности А.Г. Савиных для очередной публикации, мы обратились к его друзьям и коллегам по работе. В числе первых откликнулся профессор Томского медицинского института Фридрих Фридрихович Сакс (1918 – 1998). Вот что он сообщил:
«Андрей Григорьевич Савиных родился 18 ноября (по старому стилю) 1888 года в семье крестьянина починка Мершинский Пищальской волости. Он был первенцем. В 1895 году его родители – отец Григорий Иванович и мать Матрена Игнатьевна – переехали жить в город Тобольск, Григорий Иванович устроился работать на пароход «Обь». На нем он и прослужил сорок лет и от матроса дослужился до капитана. Жили они скромно, в семье имелось три сына и шесть дочерей.
А.Г. Савиных учился в Тобольской духовной семинарии. После ее окончания в 1913 году юноша поступил на медицинский факультет Томского университета и одновременно устроился работать воспитателем в детский приют Королева. В 1917 году Андрей Григорьевич сдал все экзамены, получил диплом врача и был призван в армию. После демобилизации некоторое время работал хирургом в городе Тобольске. В 1919 году переходит в госпитальную хирургическую клинику Томского университета (а с 1930 года – медицинского института), где и работает до самой смерти.
Сначала он был ординатором, затем старшим ассистентом у профессора Н.И. Березняговского, в 1929 году стал заведовать клиникой и кафедрой. С этих же лет он начинает разрабатывать свои уникальные операции на желудке, которые приносят ему потом всемирную славу.
В 1931 году Андрею Григорьевичу было присвоено звание доктора наук и профессора без защиты диссертации (диссертация была написана на тему хирургии желудка). А.Г. Савиных предложил целый ряд оригинальных операций, но самыми известными стали его операции на верхнем входном отделе желудка и на пищеводе. В 1943 году ему было присвоено звание Заслуженного деятеля науки, с 1944 года он действительный член Академии медицинских наук СССР.
А.Г. Савиных избирался депутатом Верховного Совета СССР второго, третьего, четвертого и пятого созывов. Был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и медалями. Ему была присуждена Государственная премия. Он был большим общественным деятелем, являлся председателем Томского общества хирургов и онкологов, председателем Томского отделения общества «Знание», членом правления Всесоюзного общества хирургов, членом правления Всемирной федерации хирургов.
Андрей Григорьевич Савиных написал 98 научных работ. Он выезжал с докладами в разные страны – Англию, Германию. Швецию, Португалию, США. Умер А.Г. Савиных 3 марта 1963 года».
Добавим к написанному, что Ф.Ф. Сакс считал себя учеником нашего земляка и в соавторстве с А.А. Задорожным написал книгу «Хирург А.Г. Савиных (1888 – 1963)», которая увидела свет в 1996 году в серии ЖЗЛ.
Всего семь лет жил Андрей Григорьевич Савиных в деревне Мершины, но малую свою родину помнил всегда. В 1961 году он писал: «Вятские земли я покинул в детстве, но хорошо помню и высоко ценю вятский народ за его любовь и усердие к труду, за честность, настойчивость и смекалку».
Помнили его и на родине. В 1957 году краеведческий кружок при Пищальской средней школе написал именитому земляку письмо с просьбой рассказать о себе. Андрей Григорьевич тепло поблагодарил кружковцев за внимание, пожелал успехов в учении и жизни и послал три номера томской областной газеты «Красное Знамя», где содержались подробные материалы о его жизненном пути и научной деятельности. Они были оформлены в школе как бюллетень для всеобщего обозрения и долгое время использовались на уроках и внеурочных мероприятиях.
Последнюю весточку от земляка пищальцы получили зимой 1963 года. Уроженец деревни Кошуричи Савиных Владимир Петрович, страдая желудком, решил ехать в Томск на консультацию к А.Г. Савиных, рассчитывая, что тот земляку не откажет. Андрей Григорьевич, хотя сам болел и находился на излечении в больнице, действительно не отказал. Принял земляка прямо в больничной палате, выслушал и осмотрел, а делать операцию не посоветовал, сказав, что в его случае «резать всегда не поздно». После этого расспрашивал о запомнившихся в детстве местах, о жизни земляков-пищальцев. Прощаясь, признался: «Я чувствовал, что кто-то должен приехать ко мне с родины».

Памятный снимок с В.М. Молотовым.

Оричане на фотографии с Молотовым
Вячеслав Михайлович Молотов в свое время считался одним из самых авторитетных руководителей нашей страны. Кировчане почитали его и как именитого земляка. Имя Молотова до 1957 года носил город Нолинск. В Оричевском районе в честь его называли два колхоза: в Адышевском (село Адышево и деревня Шмели) и в Монастыршинском (деревни Истеря и Яскины) сельсоветах.
Материалы о Молотове нередко печатали не только областные, но и районная газета «Коллективное животноводство». Едва ли не каждый взрослый из оричан мог легко его отличить от других на плакатах и портретных изображениях. Некоторым довелось видеть Молотова и наяву. В их числе Григорий Иванович Кривошеин из с. Коршик. Вот как он описывал ту давнюю встречу:
«В июле 1953 года по воле партийных органов мне пришлось из родного Малмыжского района переехать в Верхошижемский и возглавить там МТС. В то время у власти находился Н.С. Хрущев, начавший свою деятельность с продвижения в северные районы страны «царицы полей» – кукурузы. Тогда же проходила целая серия совещаний работников сельского хозяйства на всесоюзном уровне. В одном из них мне и пришлось участвовать вместе с председателем Верхошижемского райисполкома Ф.Г. Казаковым. От Оричевского района также были два человека: передовая доярка колхоза «Ленинская искра» Александра Ивановна Мошкина и кто-то из руководителей районного уровня.
Совещание проходило в Москве, в Большом кремлевском дворце в течение пяти дней. Делегация Кировской области насчитывала около 150 человек. Разместили нас в гостинице около «Марьиной рощи». Питание и гостиница для делегатов были бесплатными. На стол выставлялась и водка «Столичная», но она была за свой счет. Да делегаты и не увлекались ею, никто не притрагивался к стопке, разве только немного вечером. Возили в Кремль и обратно в гостиницу на автобусах. Каждому делегату для прохода в Кремль и в зал заседаний выдали пропуск.
Доклад о развитии сельского хозяйства страны сделал президент ВАСХНИЛ П.П. Лобанов. Выступали в основном руководители областного уровня. Многие секретари обкомов северных областей высказывались против посева кукурузы. В их числе первый секретарь обкома Горьковской области Смирнов, секретарь Калининского обкома (фамилию его я не запомнил, а записи не сохранились) и другие.
Хрущев при обсуждении доклада долгое время не присутствовал и эти выступления не слышал. Но когда стал выступать, а выступал он ровно три часа, то дал решительный отпор «антикукурузникам». Калининского секретаря, который доказывал, что у них, в пойме Волги кукуруза расти не будет и лучше выращивать здесь более приспособленную и более урожайную брюкву, просто оскорбил, громогласно заявив, что тот «сам брюква». Причем трижды повторил: «Брюква, брюква, брюква!» Закончилась эта история тем, что через пару месяцев после совещания оба секретаря лишились своих постов.
Во время одного из заседаний, наверное, уже на третий день, по рядам делегации Кировской области прошла небольшая записка. В записке сообщалось, что делегаты-кировчане в очередной перерыв приглашаются в Георгиевский зал для фотографирования с нашим земляком В.М. Молотовым. Кировская делегация располагалась на галерке. С галерки до указанного в записке места фотографирования довольно далеко. Быстро собраться мешала и людская толчея во время перерыва. Особенно, когда все хлынули к сцене, на которой появился В.М. Молотов. Успели собраться не все, но перерыв был на исходе, и приходилось спешить. Расселись, кто и как мог. Появившийся Молотов поздоровался и спросил, кто возглавляет делегацию? Ему представились первый секретарь обкома КПСС А.П. Пчеляков и председатель облисполкома И.П. Софронов. Был представлен и секретарь Нолинского (тогда Молотовского) райкома партии. Они усадили Молотова в центре, а сами сели по бокам.
В.М. Молотов запомнился мне строго официальным чиновником, выглядел бледным, лицо было землистое. Он много не разговаривал. После окончания фотографирования встал, попрощался и вышел в боковую дверь.
На совещании присутствовали все руководители партии и правительства. В перерывах мы были достаточно близко с Н.А Булганиным, А.И. Микояном, Н.М. Шверником, Г.М. Маленковым и другими, кроме Ворошилова, который в то время находился в Венгрии. Удивлял своим здоровьем Маленков. Он был почти квадратным, что в высоту, то и в ширину. Особенно интересно выглядел, когда шел между рядами президиума. Шел, как конус, опущенный вершиной вниз.
Более шестидесяти лет прошло после того памятного совещания в Москве. Фотография с Молотовым у меня сохранилась, как напоминание о былом».
Продолжение следует…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

28 + = 33

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru