«Мы не роптали. Лишь бы войны не было»

НА СНИМКАХ: Людмила Николаевна Моргунова; 1964 год, фото сделано в ателье г. Ташкент.

Людмила Николаевна Моргунова считает, что детство было самым счастливым периодом в жизни, несмотря на все лишения и голод.
Она родилась перед самой войной в 1939 году в семье Николая Ивановича Перевалова, знатного умельца плести непромокаемые лапти в деревне Буданы Пустошенского сельсовета.
Отца забрали в трудармию. А мама увезла Люду и годовалого Витю в шалеговскую деревушку Чащины жить постояльцами к старенькой бабушке, чтоб не сгинуть от голода.
– Когда наступала весна, – вспоминает Людмила Николаевна, – мы, ребенки, словно оживали. В лесах и лугах мы могли найти себе пропитание: пестовник, из которого мама пекла нехитрые лепешки, собирали и пили сок сосны, ели северюху, кисленку, клевер…
Была в доме и корова, по словам Людмилы Николаевны дохленькая и худая, но молока 6 литров в день давала. Помнит, как хозяйства облагались налогами, например, молока нужно было сдать государству 270 литров в год, куриных яиц 70 штук, овечьей шерсти около двух килограммов…
Но все же деревенские жили дружно, а детство вспоминается как самая счастливая пора, хотя работать приходилось, не отставая от взрослых. Не роптали, лишь бы войны не было. В деревне остались старики и дети. Руководили колхозом мужчины-инвалиды, один без глаза, другой без ноги.
Как-то доверили Людмиле управлять владимирским тяжеловозом. Конь хоть и смирный, но мог показать характер. Однажды, разогнавшись, умчал ее вместо конюшни в лог. «Как только я вожжи успела скинуть», – рассказывает Людмила Николаевна.
Дети рано взрослели, Людмила успела и в няньках поработать в д. Марадыково. По сути, была маленькой воспитательницей для нескольких ребятишек, которых приводили в дом со всей деревни. Кроме того, нужно было и полы помыть, и печь истопить.
Когда ей исполнилось 17 лет, уехала, несмотря на неодобрение матери, к тетке в город Сухой Лог Свердловской области. С тех пор началась взрослая самостоятельная жизнь. Со временем отучившись, Людмила стала квалифицированным строителем, умела малярить и штукатурить.
В послевоенные годы, когда страна вставала на ноги, строители были очень востребованы. В 1964 году Людмила Николаевна уехала в Ташкент, в те годы в республике активно шло строительство социальной, промышленной инфраструктуры.
А в апреле 1965 года не из новостей, а воочию узнала, что такое землетрясение. Тогда старая часть города Ташкента испытала на себе толчки в 9 баллов. Разрушения были сильными, дома не были сейсмостойкими, такие как раз возводили в новой части города русские строители.
Красивый город, молодежь после работы любила гулять по главной улице Руставели, в центральном парке, ходили в кино. Но все равно очень хотелось домой, хотелось настоящей русской зимы.
Татьяна ТРУХИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 3 = 6

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru