Мы – одна большая семья

Воспоминания о Шембетской школе её выпускников.

Рассказывает Мария Ивановна Пестова (Акимова) выпускница Шембетской школы 1954 года:

– Это были трудные, голодные годы для большинства взрослых и для детей особенно. Ни еды, кроме травы и овощей и ни одежды. Из обуви, в основном, лапти. Я не умела обуваться в лапти и из-за этого часто пропускала занятия в Кормичевской начальной школе. Утром, если мама не успевала меня обуть, я оставалась дома и уливалаь слезами. Учиться мне очень хотелось. Но когда я появлялась на занятиях в школе, наш любимый учитель Иван Иванович Витвинин, оставлял меня после уроков и старался научить всему тому, что пройдено за пропущенное мною время…

Начальную школу я окончила с отличием. В 1951 году мы всем классом перешли учиться в Шембетскую семилетнюю школу. Там для нас было всё новое: школа, учителя, ребята. Но мы быстро привыкли.

Русский язык вела Нина Степановна Чикишева. Обаятельная, спокойная, всегда оригинально одетая учительница. Приятно было слышать на уроках её эмоциональный голос. Знакомя нас с рассказом Михаила Шолохова «Нахалёнок», она так преподнесла материал, что большинство ребят хлюпали носами, а на ресничках у девочек висели слезинки. Естественно, уроки Нины Степановны мы любили.

Математику вела Анна Николаевна Киселёва. Строгая, требовательная, она в течение всего урока держала класс в поле зрения так, чтобы каждый ученик не просто слушал, но и обязательно слышал, и запоминал то, о чём говорит учитель.

Анна Николаевна объясняет теорему:

–  В прямоугольном треугольнике квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов.

В одной руке учительницы треугольник, в другой мел. Вот она подходит к нашей парте и обращается к моему соседу Вите Сысолятину:

– Сысолятин, ты слышал, о чём я говорила?

Витя молчит. Потом тот же вопрос был задан мне. Я ответила. А Анна Николаевна продолжала, обращаясь снова ко мне.

– Акимова, о чём думал Виталий, если не слышал меня?

Вот этого я не знала. А сама в этот момент думала о том, что хочу есть. Поэтому и решила, и Сысолятин, возможно, мечтал об этом же.

Я ответила:

–  Сысолятин думал о том, что хочет есть.

Раздался взрыв смеха. Не смеялась только я. Мне казалось, что сейчас разразится гроза, а от Витьки в перерыв я получу кулак в лоб. Далее последовала тишина. Анна Николаевна отошла от парты, на лице её обозначилась слабая улыбка. Гроза миновала. Потом она сказала:

–  Всё правильно. Урок этот третий, значит скоро время обеда. А ведь многие из вас пробежали 3 – 5 километров, некоторые даже не позавтракали.

Строгая и умная учительница одним предложением сумела разрядить напряженную обстановку в классе. Урок продолжался. Ученики внимательно слушали учителя.

Ещё я была влюблена в предмет и уроки Лидии Петровны Мамаевой, в девичестве Кодачиговой. Преподавала она немецкий язык. Благодаря её мастерству я научилась «шпрехать» по-немецки, конечно на уровне школьной программы.

В 8-м классе Боровской средней школы Котельничского района, куда я ушла учиться дальше, учительница немецкого языка Раиса Фёдоровна Амосова задавала вопросы по тексту о школе, в которой училась. Я правильно отвечала, получала хорошую оценку и напутствие улучшить произношение, иначе будет трудно учиться в ВУЗе. А я и не расстраивалась, так как продолжать учиться не собиралась из-за бедности в семье.

Хочу сказать доброе слово ещё об одном человеке Шембетской школы. Это Лидия Серафимовна, старшая пионервожатая школы. Она была большим энтузиастом своего дела, эмоциональной инеутомимой, которая вместе с нами проживала нашу пионерскую жизнь. Торжественные линейки с песней «Взвейтесь кострами синие ночи, мы пионеры, дети рабочих. Близится эра светлых годов, клич пионеров «Всегда будь готов!…». Мы пели эту песню на линейках, в походах и просто во время перемен, когда собирались в кучку около печки, чтобы погреть замёрзшие руки. В школе было холодно.

Пионерскому отряду присваивалось имя какого-нибудь героя. Например, отряд имени Володи Дубинина, Павлика Морозова и других. Имя героя нужно было заслужить. Совет отряда и совет дружины разрабатывал требования, которые следовало выполнять. Такие требования дисциплинировали учащихся.

Сейчас, к сожалению, пионерских школьных песен не услышишь, тем более в стенах школы. Нет в живых тех учителей, но память о них сохранилась. И село Шембеть сегодня уже не то. На улицах много пустых, покосившихся домов. Разрушается здание школы. Эра светлых годов так и не наступила. Но всё же яркие и добрые моменты из жизни родной Шембетской школы остались в наших воспоминаниях.

Подготовила

Галина ШАНГИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 3

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru