Замечательные люди в Оричевском районе!

НА СНИМКЕ: здание Оричевского госбанка, примерно конец 80-х – начало 90-х гг.

Я бы и не написала об этом, да вдруг позвонил мне Василий Иванович Решетников из Коршика и сказал, что я неправильно написала в газету «Искра» название деревни, что в 15 километрах от Коршика в сторону Оричей, – «Песчанка», нужно было писать «Крутец».
Мне было очень стыдно за то, что я могла забыть название этой деревни.
Около Крутца у меня случилась такая история шестьдесят с лишним лет назад, когда я отрабатывала в Коршикской МТС счетоводом-кассиром три года после учебы в Кирове.
В Оричевском госбанке мне тогда выдали деньги бумажной мелочью: это «трешки», «пятерки» и рубли. Я не знала, в чем их повезу: было так много. Обычно у меня входило все в черную хозяйственную сумку с замком – это примерно с эмалированное ведро. Мне тогда помогли кассиры госбанка – Лидия Дмитриевна Лобастова и Анфиса Афанасьевна Тарасова (извините, пожалуйста, если что-то я исказила в ФИО). Они дали мне авоську, положили туда оставшиеся деньги (помимо моей сумки, в которую я положила в упор), и здесь получилось столько же. Нашли старые газеты и перевернули ими деньги в авоське. Ну что это? В такую снежную метель? Два ведра спрессованной «бумаги», да еще «тулуп»?
Нужно было найти в Оричах трактор, чтобы ехать в Коршик. Он был колхозный, а не с МТС.
Мы доехали до д. Чернопенье (примерно 10 км от Оричей) и остановились ночевать. Нас было около 15 человек: ехали на мешках с мукой в три слоя, которые были укреплены шестью столбами, а наверху – мы. Было очень тесно. Но всем нужно было ехать: кому в Коршик, а кому и дальше.
На ночлег нас пустила одна женщина: несколько человек на печку, на скамейку и табуретки, а остальные на пол. Я попросила хозяйку, чтобы она не гасила лампу: пришлось ей сказать о своем грузе. Она испугалась за меня – это чувствовалось по ее поведению. Лампа горела всю ночь. Я авоську повесила на гвоздь в стене, а сумку под голову. Не спала всю ночь: все смотрела на авоську.
Утром по деревне было не проехать: ехали по полю за деревней, снег шел безбожный, впереди ничего не видно. Я жалела тракториста, как он прорывался сквозь такую сильную метель?
И только проехали лес у д. Крутец (тогда еще дорога не была перенесена на поле), моя сумка с деньгами от сотрясения скатилась на дорогу (видимо, я задремала). Авоську с деньгами я намотала на руку за ручки, а сумку держала другой рукой на коленях. Сидела, накрывшись тулупом. Трактор буксовал. Дороги совсем не видно. У меня мелькнула такая мысль, что сейчас меня посадят в тюрьму – сумку я не найду. Сняла с валенок галоши и одну за другой бросила в кабину трактора, чтобы он остановился. Где там! Я сказала людям, что выронила сумку, тут и начался переполох! Всякая брань полетела в мой адрес: зевороня, ротозейка, зеваха.
Затем полетели галоши с их ног в кабину трактора, но они быстро закончились. А трактор как буксовал вперед и назад, так и продолжал. Отъехали от сумки уже далековато. Помощник тракториста случайно обернулся и увидел, что все люди стоят на ногах на муке, машут руками и что-то кричат. Только тогда трактор остановился. Пришлось сказать трактористу, что я везу зарплату в МТС.
– В Оричах бы сказала это, я бы посадил тебя в кабину, а помощник ехал бы в тулупе на муке. И этого бы не случилось, – сказал он.
Я ответила, что побоялась сказать. Мы с трактористом вернулись обратно по дороге с трактором без саней к сумке. Тракторист сказал, чтобы я смотрела в оба: он поперек дороги начал ездить туда-сюда, сказав: «Увидишь черную сумку, маши рукой». Тракторист (не знаю его имени, спасибо ему огромное) ездил взад да вперед. Я увидела черное пятно, махнула рукой, и не раздавил трактор деньги, чего я больше всего и боялась.
Вернулись к саням: молчок, ни звука. Видимо, помощник сказал людям, что я везу в МТС зарплату. Меня посадили в кабину. Еще ночь мы ночевали в д. Фетюши, что от Коршика в шести километрах. Уже в МТС главный бухгалтер Вылегжанин Степан Егорович попросил меня выдать зарплату рабочим и сказал, чтобы я не ходила на работу на следующий день, а отсыпалась.
После этого случая меня стали возить в Оричи на лошадке. Об этом был в газете фельетон.
Ф. Козлова, п. Мирный

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

98 − 91 =

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru