«Отказываюсь от ребёнка, потому что устал»

Алексей не опустившийся человек, выпивает, иногда может и злоупотребить. Была у него чёрная полоса в жизни — сидел. Сейчас воспитывает несовершеннолетнюю дочь, по крайней мере, считает, что так оно и есть. Нередко бывает, что девочка убегает из дома. Её находят в разных концах области, только родителям почему-то недосуг всё разобраться, отчего ж их чадо бежит. Своё бессилие Алексей оправдывает тем, что годы заключения помешали ему как следует воспитать дочь, к тому же та больна. «Я вернулся, а она уже такая», — пытается объяснить он.

У супруги Алексея уже в очередной раз нашлась уважительная причина, и на заседание комиссии по делам несовершеннолетних она не явилась опять. Потому ли, что нет рядом жены, и лишь одного его пытались вразумить члены комиссии, или на самом деле мужчина выдохся, только он вдруг резанул: «Я отказываюсь от дочери». По правде сказать, присутствующих эти слова повергли в шок.
Поистине, бумага всё стерпит. И твёрдой рукой Алексей заполнял заявление о том, что впредь он «отказывается от воспитания, лечения и обучения своей…» По словам консультанта комиссии по делам несовершеннолетних Татьяны Аркадьевны Гулиной, такой случай не редкость, хотя и нормой его не назовёшь. «Всегда тяжело смотреть на то, как мать или отец приходят на комиссию уже с готовым решением от ребёнка отказаться. А происходит это от того, что важный этап воспитания уже упущен, родители поздно спохватываются, когда остаются в полном бессилии что-то исправить».
— От своей ведь родной кровиночки. Перед Богом тебе не страшно? — говорили ему в надежде, что вдруг одумается человек.
Забыл Алексей, как сам в детстве не единожды убегал из дома, но родители и не помышляли отвернуться от ребёнка, мало того, старались тянуть и остальных своих ребятишек.
Сам ли понял, что дочка не должна сделаться изгоем, должна ощущать свою нужность родителям, или чужие слова подействовали, однако Алексей заявление скомкал. Отброшенный в сторону отказ пусть навсегда останется ему укором.
У маленького Славика две большие беды: у него умерла мама, а отец, на иждивении которого он остался, пьёт. Папа запил — мальчика отправляют в приют. «А ведь ребёнок не котёнок» — на КДН Павел явился трезвым, заметно волнуется и слова членов комиссии с самым серьёзным видом принимает к сведению. Конечно, неблагополучная семья взята давно под контроль. В один из визитов работников КДН выявлен полнейший беспорядок в квартире Павла, а мальчишка за весь день съел всего лишь яблоко и бутерброд, к тому же самостоятельно принимал лекарства от простуды.
Славику пока неведомо, что находится он в социально опасном положении, он любит изо всех сил своего единственного папку. А Павла, скорее всего, ждёт лишение родительских прав, и это он понимает, задавая один вопрос, сможет ли он в будущем восстановить свои отцовские права. Ответа только два — сможет или никогда…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 13 = 15

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru