Талантливое перо Алевтины Лачковой

Серебряная голова, золотое сердце

Валентину Федоровну Долганову райком КПСС бросил в прорыв — возглавлять Оричевскую типографию — будто неумелого пловца в омут. Вплывешь — хорошо, значит, партия в тебе не ошиблась. Завалишь дело — партбилет на стол. Деваться ей было некуда, на руках маленький сын. Муж уехал на учебу в Горьковскую высшую партийную школу. Прежняя должность — секретарь райкома комсомола — не для женщины с ребенком. Там ни выходных, ни  праздников, ни дня, ни ночи, круговорот мероприятий. И пошла Валентина в типографию принимать дела.

Сурово встретил ее бывший директор, все еще не верил, что его «сняли»,  дела передавать не, спешил. «Куда ты, девка, лезешь?» — предупреждал известный в районе журналист. «Ум есть, так откажись».

С содроганьем вспоминает она первый день директорства. Пришел  наборщик. Небрежно

бросил на стол брошюру которую надо было набирать, и высокомерно заявил:

— Каким шрифтом, какого кегля и на какой формат?

В ту пору Валентина Федоровна и слов таких слыхом не слыхивала. Конечно, если бы старый Вектор передавал дела, как положено, он бы хоть что-то своей преемнице рассказал. Пожилые работницы до сих пор помнят, как плакала молоденькая директорша, забившись в дальний угол цеха. Они жалели ее и помогали понять непростое производство, разобраться в шрифтах и кеглях. Валентина Федоровна набрала домой гору книг по полиграфии. И, как в том фильме «Москва слезам не верит», сидела над ними ночами, нянчила сына, а утром бежала ни свет ни заря на работу.

Прошло с той, поры почти 30 лет. Серебряной стала голова. Валентины Федоровны…

Говорят, русские женщины — лучшие в мире. Красивые, душевные, покладистые, все умеют, мужиков жалеют, детей любят. Иностранцы даже пожилых совсем в жены берут и нахвалиться не могут. Я недавно читала об этом в одной солидной газете.

Так вот, среди русских лучше всех — вятские. У них все эти качества — на порядок выше, плюс терпение великое. Валентина Федоровна — самая что ни на есть вятская, из Арбажского района. Нет уж теперь ее родной деревеньки, позарастали стежки-дорожки, по которым бегала босиком востроглазая Валюшка. Трое детей умерли до нее у отца-матери. На Валентине смерть остановилась, пощадила — уж больно хороша девчушка! Потом и брат у нее появился, и сестренка. Жили, как многие в те годы, — бедно. А учиться Вале ох как хотелось. Только на какие шиши учиться? И тут прочитала она в «Кировской правде» объявление: ремесленное училище объявляло набор на учебу по специальности «агент почтовой связи». что главное — обеспечивало питанием и обмундированием.

Мама говорила: раз агент — так, наверно, с сумкой будешь ходить по деревням, как наш уполномоченный. Отец возражал: нет, мать, раз связь — ездить будет туда-сюда постоянно. Не бабье это: дело.

А надеть-то для города нечего, поехать не в чем. Дочь чуть не плакала — хочу учиться.

Зашла, родственница, поняла — у девки судьба решается, да и сняла свое лучшее платье с себя. В нем и поехала Валентина в город Киров.

Хватило лиха и в городе. Жили с подружкой на частной квартире. Домой только на каникулы. От Котельнича до Сорвижей — двое суток на пароходе добирались полуголодные. Ох, всего было. Но училище Валентина закончила с отличием, получила красный диплом.

Жизнь в Оричах началась у нее со старого здания узла связи. Здесь она была на практике, а потом приняли подменять начальников отделений связи. Начала в Бонево, потом Камешница, Адышево, Пустоши. Учиться поступила в Московский техникум связи, стала межрайонным контролем. Ездила по районам с ревизиями. Правы оказались и отец, и мать: и с сумкой, как уполномоченный, и в разъездах постоянно.

Комсомолку, студентку, красавицу приметил райком ВЛКСМ: на очередной конференции избрали ее секретарем райкома.

— Комсомол — лучшая пора моей жизни, — говорит Валентина Федоровна. — Как интересно мы жили! Сколько мероприятий проводили! Вечера, диспуты, спортивные эстафеты, смотры художественной самодеятельности. Именно тогда начались первые туристические слеты с песнями, кострами. Незабываемое время…

Но вышла замуж, родился сын. Впереди была типография…

«Для него завод — второй дом», — говорят обычно о человеке, преданном своему делу. Для Валентины Федоровны Долгановой типография — первый дом, а уж потом — семья, хозяйство и все остальное. В марте исполнится 30 лет с того дня, как она стала директором. Были за эти годы и заманчивые предложения на престижные должности. Она не согласилась.

Не могла расстаться с коллективом, который помог ей крепко встать на ноги, по сути, определил весь жизненный путь,

Чем может гордиться директор? Тем, что за тридцать лет не было ни одного месяца, ни одного года, чтоб типография не выполнила план. И ни разу ни на один день не случалось задержки зарплаты. Даже сейчас, в смутное время, когда маленькие районные типографии зачастую закрываются совсем или сидят без заказов, Оричевская стабильно работает. Директор не ждет, когда, к ней придут заказчики. Она сама их активно ищет — в районе, в Кирове, в области.

Может гордиться директор и кипой почетных грамот, дипломов за успехи в соревновании, за культуру производства. Цветы, картины, легкие шторы, чистота и порядок в цехах всегда, поражали и начальство, и заезжих коллег.

А еще можно поставить в заслугу директору ее отношение к людям, рабочим типографии. Как наседка цыплят, оберегает она каждого, и не дай Бог постороннему задеть ее цыпленка. Нет, она не прикрывает их грехи, не покрывает нарушителей дисциплины — она разбирается с такими по-семейному, и борется за человека до последнего. Сейчас, когда собираются все полиграфисты за столом на День пожилых людей или на другой какой праздник, частенько вспоминают разные смешные случаи. Например, как однажды 31 декабря, когда добрые люди уж вот-вот за стол сядут, сломалась машина, на которой печатался новогодний номер «Искры».

— На часах скоро 12, а механик под машиной с отверткой, Валентина Федоровна ему помогает, и я рядом. В краске все. Вот так под машиной втроем и встречали Новый год, — рассказывает печатница Войтенко.

Валентина Федоровна для типографских все эти годы — непререкаемый авторитет, помощница во всех делах и заступница. Если пьяный муж скандалит, работница типографии не в милицию бежит — к директору, перед красивой властной женщиной съежится, бывало, виноватый и утихнет. Заболеет кто-то в семье — к ней опять: помогите лекарства достать. Свадьба ли, похороны ли — Валентина Федоровна в стороне не останется. По первому зову идет она на помощь людям, оставив все дела, а то и без зова.

Было время — пенсию долго не платили. Вы думаете, куда ветераны типографии шли деньги занимать? К ней, к Долгановой. К кому же еще? Идут поделиться горем и радостью. Она всегда встретит доброй улыбкой, выслушает, поможет. «Золотое сердце у Валентины Федоровны, — говорят меж собой люди, — дай Бог ей здоровья».

Алевтина Лачкова (газета «Искра» № 11 от 22 января 1998 года).

Талантливое перо Алевтины Лачковой

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru