Районка стала путёвкой в жизнь

Как люди не помнят, когда впервые увидели своих родителей, так и Олег Семёнович Четвериков не скажет, когда началось его знакомство с «Искрой». Для него она была всегда. Для него она есть сейчас. Он живо интересуется новостями «районки», её публикациями, хотя давно уже живёт в областном центре.

 

А лучше дать слово самому Олегу Семёновичу:
— Редакцию я начал посещать, ещё будучи школьником. Мне казалось тогда, что это едва ли не самое притягательное место на свете. Шум работающих машин, запах горячего металла линотипа приобщали к важной тайне. И сотрудники «Искры» меня притягивали. Они были в первую очередь добрыми, может быть, это я оценил вперёд профессионализма. Но и второе было немаловажным. Я, например, прошёл хорошую школу у супругов Вылегжаниных — Анатолия Дмитриевича и Татьяны Семёновны. Они уже давно покинули оричевскую «районку», но газетному делу остались верны. Когда я ушёл в армию, письма писал не только домой, но и в «Искру», как во второй дом.
По собственному призванию и по совету родителей Олег Семёнович поступил на факультет журналистики Ленинградского государственного университета. И в 1993 году пришёл в «Искру». Главным редактором.
— Для меня газета — это прежде всего люди. Я вспоминаю Якова Михайловича Шалагинова, человека, фанатически преданного газете. Он сотрудничал с нею ещё с довоенных времён, при этом не работал в штате. Его снимки всегда привлекали к себе внимание. И писал он тоже очень интересно. Скажем, мы проводили конкурс читательских писем — и победителем стал он, Яков Михайлович с рассказом о первом в Оричах киносеансе. Однажды из «Кировской правды» в райцентр приехал состоявшийся, немолодой фотограф Юрий Шишкин. На улице он узнал Якова Михайловича и раскланялся с ним. А потом мне сказал: «Ведь это мой учитель!»
— Тем и интересна была «Искра», что в ней прослеживалась некая преемственность. А я пришёл в девяностых молодой, можно сказать — салага, которому надо командовать опытными людьми. Сам себя ощущал мальчишкой-лейтенантом среди бывалых вояк. Сам думал: кому я пытаюсь указать, как работать? Вот Василий Петрович Малков много лет проработал экономистом в Коршике, затем в райкоме. Его главной темой была сельская. Оказалось, несмотря на некоторую её суховатость, она всегда пользовалась популярностью у читателей. Когда в перестроечные годы колонку с именами лучших доярок убрали, люди начали звонить, недоумевать. Алевтина Ивановна Лачкова трансформировала её в рубрику «А сколько корова даёт молока?» В таком виде она существует и по сей день.
В 90 годах Василий Петрович вёл рубрику «Право потребителя», и я испытываю некоторую гордость от того, что однажды опубликованной в газете историей про зенгинца, который сдал картошку и оказался обманутым, заинтересовался ОБЭП. То есть наши публикации не прошли даром.
— Оценить талант корреспондента Василия Ивановича Кряжева я смог ещё раньше. Когда учился на втором курсе института и проходил практику в «Искре», то был удостоен от него похвалы за заметку, содержание которой уже и не помню. Но, гордясь словами одобрения такого мастера, я привёз номер газеты с заметкой на факультет журналистики. А над моим творением располагался материал Василия Ивановича о маслозаводе. Именно опираясь на него наш преподаватель проводил занятие по журналистскому мастерству.
— Со многими интересными людьми познакомила судьба благодаря газете. Аркадий Николаевич Кокорин, что жил в Юбилейном, прекрасно умел находить новости и факты. И если стиль его был не всегда безупречен, то зато Аркадий Николаевич никогда не обижался, если из его десяти (!) принесённых информаций три-четыре забраковывались. Зато отлично помню, как раздобытая им новость «Сейнер по имени «Оричи» была опубликована в субботу на первой полосе.
— Коньком Алевтины Ивановны Лачковой были человеческие судьбы. Простые люди тянулись к ней. Помню, во время нашей командировки на Шумиху к Алевтине Ивановне подошла женщина: «Ты Лачкова? Так ты хорошо рассказы-то пишешь!» Примечательно, что Лачкова никогда не прощалась навсегда со своими героями — звонила им, следила за их дальнейшей судьбой. Удивительно, но на свой юбилей она пригласила не толпу родственников — а своих героев, в каждого из которых она вложила кусочек своих мыслей, своей души. Алевтина Ивановна была первой, кто заново открыл певицу Любовь Бажину. Когда Любовь Ивановна вернулась жить в Оричи, обозреватель Лачкова написала про неё материал. Он прошёл в газете почти незамеченным. А мы решили сделать праздник газеты, с агитацией подписки. И вместе с Ниной Семёновной Тереховой пошли уговаривать Любовь Ивановну выступить перед читателями. Согласилась она спеть с некоторой настороженностью. Но именно тогда, в Доме культуры, во время подписной кампании «Искры», начался её второй звёздный час. Вход в зал был не по билетам, а по подписным квитанциям. Народ не просто занял все места — он стоял в проходах. И Любовь Ивановна стала любимой певицей Оричей и всей области.
Мне кажется, газета тогда была чем-то вроде сайта «вКонтакте». Люди общались, встречались, обменивались мнениями. У нас даже было что-то вроде девиза: «Вы упустили друг друга из вида? Встречайтесь в редакции газеты «Искра!»
— Безусловно талантливым журналистом был Семён Иванович Четвериков. Вспоминаю, как он написал рассказ об адышевском мальчике, который заблудился в лесу и проплутал там пять суток. Три дня журналист ездил в Адышево, в Коршик и в Киров, разговаривал, насколько позволяли врачи, с мальчиком, с его родными и знакомыми. В результате материал появился такой, что мои знакомые, видя под ним фамилию Четвериков, звонили мне и в восторге говорили: «Читали. Замечательный материал!» И каждому приходилось объяснять, что это не моё творение. Было немного неловко, хотя за свою газету брала гордость!
— Галину Захарову нам послал Бог. Мы объявили конкурс фотографий. А их тогда у нас много шло, этих конкурсов, и читатели охотно откликались. Так вот, Галина у нас стала победителем. И мы начали её уговаривать работать в редакции. А она долго колебалась, тем более что надо было добираться из Истобенска, потом согласилась на полставки. И, как я ожидал, газета затянула. Сейчас она уже много лет бессменный фотокор «Искры».
— В мае 2000 я ушёл из «районки» — хотелось двигаться дальше. Честно говоря, иногда жалел о той атмосфере, о том искромётном творческом периоде, о тех отношениях. Нельзя два раза войти в одну и ту же реку, но об «Искре» думаю всегда с теплотой. Это была целая эпоха — и я в ней оставил след, и она во мне…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru