Малая Грызиха и в горсти мила

«Не стояла и не буду
У крашёных у дверей,
Не любила и не буду
Елизаровских парней».

(Пели парням из соседней деревни Елизаровцы грызихинские девчата).

В деревне, имевшей некогда километровую протяжённость, сейчас проживает примерно 32 дачника. Практически все они либо бывшие грызихинские жители, либо из соседних деревень.
По одной из версий, Малая Грызиха изначально именовалась Скурихинским починком, в котором насчитывалось 29 дворов. Многие семьи носили фамилии Скурихины и Поповы. К примеру, Иван Попов был знатным кузнецом. Старожил Егор Скурихин дожил до ста лет, его помнят с большой окладистой бородой. Первая полуторка появилась у колхозного водителя Дмитрия Скурихина.
Вся деревня собиралась, когда приезжала передвижная киноустановка с «Чапаевым» и «Кубанскими казаками». А самым грандиозным праздником был Ильин день.
До сих пор живы воспоминания бывших жителей о своём босоногом счастливом деревенском детстве и юности. Михаил Геннадьевич Щёкотов до пенсии трудился на заводе ОЦМ, он фальцовщик шестого разряда. Сам от деревни Селюги, что была когда-то неподалёку от Грызихи, и здесь у него дом, выстроенный собственными руками восемь лет назад. «В деревне тишина, — говорит Михаил Геннадьевич, — машину можно и на ночь оставлять открытой». Вместе с супругой Алевтиной Ивановной любят приезжать сюда жить с апреля и примерно до октября. Есть две баньки, которая постарше, топится по-чёрному. Сама Алевтина Ивановна местная, по соседству дом её мамы Анны Егоровны Поповой. Старенький, он разрушается, но всё равно дочь сажает под его кровлю цветы.
Дальше по улице живёт Людмила Николаевна Кокина (Попова). В прошлом педагог, она была когда-то пионервожатой Миши Щёкотова, теперешнего её соседа. Вспоминая, смеются, как подлетали высоко на самодельных дощаных качелях, стараясь уронить товарища.
Из детских лет не забылись даже запахи. Удивительный запах бензина исходил от первого в деревне автомобиля. К нему цеплялась ребятня, когда ехал по улице дядя Дима Скурихин. А вот однажды, вспоминает Людмила Николаевна, проезжал по деревне злой мужик. Шёл второй год после войны, голодное время было. Люда бегала у дома, кружилась, радуясь своей обновке — чёрному драповому пальто, ей было шесть лет. Дядька проехал (он на лошади вёз фляги), а пальто осталось изрешечённым мелкими дырочками. Потом Людмила поняла, что злой человек чем-то обрызгал её обновку.
Как-то приехала в Грызиху женщина со странным именем Ненила, местное население быстро окрестило её ясным и понятным «Нинка-новожилка». Так вот эта Нинка со своими двумя детишками побиралась возле городских церквей. Привозила в деревню кто что подаст и предлагала грызихинцам. Однажды она вытаскивает из своей сумы сыр и кричит: «Кто хочет сыра?» Желающих не нашлось. Однако так хотелось попробовать незнакомого лакомства Люде Поповой, но и в то же время не показать своим, что сыр «эка невидаль, едали, мол, и не такое». И сказала: «Я его так люблю!» За что получила ломтик сыра. Так Людмила Николаевна впервые узнала, что такое сыр. Был он страшно солёным, но съела весь, вида не подала.
— Кусочек белого хлеба как конфетка, — вспоминает Людмила Николаевна. — А овсяное толокно было настоящим лакомством, ездили за ним на мельницу.
Сейчас и толокно не то, и мельниц, которых было много на реке Илгани, давно в помине нет. Единственный мост через Илгань в аварийном состоянии. Он связующая нить, и очень нужен трём десяткам людей, бывшим жителям Малой Грызихи, деревни, которая пока есть на карте Кировской области.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertise Here
Рейтинг@Mail.ru